НТМ - Новини Твого Мiста

  • leftlayout Layout
  • rightlayout Layout
Главная НОВОСТИ Спецрепортаж Кок-путешественник
Кок-путешественник
Рейтинг статьи: / 0
ХудшийЛучший 
19.05.2017 15:32

Его первая профессия – токарь. Но Владимир Хмаров по характеру очень непоседливый и любознательный человек, и ему становится скучно, когда в какой-то момент уже все знаешь в профессии и некуда дальше расти и развиваться. Поэтому в его трудовой биографии много интересных и кардинально разных моментов, которые порой трудно представить в жизни одного человека. Музыкальная школа (по классу баяна), профессионально-техническое училище, «культпросвет», индустриальный техникум, Заочный народный университет искусств (факультет фото-видео, Москва) и работа: токарем, слесарем, фотографом, фотокорреспондентом, механиком дефектоскопии на железной дороге, наладчиком на Никопольском краностроительном заводе, инспектором археологического контроля… А в уже зрелом возрасте, будучи на пенсии по «горячему стажу», Владимир Константинович неожиданно даже для себя стал… моряком.

МОРЖИ – МОРСКИЕ ЖИТЕЛИ

Все началось с…моржевания, которым Хмаров занимался очень серьезно и не один год. Об этом его увлечении написала местная никопольская пресса, публикацию случайно увидел один из знакомых, который знал о том, что готовится научно-исследовательская экспедиция на древнеславянских ладьях и запорожских чайках по древним водным путям, проходящим через современную Украину. И Владимира Хмарова пригласили в такую экспедицию матросом. И он, конечно же, не отказался, ведь это было что-то новое и увлекающее.

Пять раз, с 2000-го по 2005 год, он был членом команды в таких экспедициях, в которых участвовали люди разных профессий – историки, этнографы, писатели, художники, врачи и др. Многие имели научные степени – были кандидатами и докторами наук, преподавали в вузах. Но в ладье или чайке это уже были капитан, старпом, радист, рулевой, боцман... И все одновременно были матросами, которые сидели на веслах, тянули судно волоком по берегу, по очереди готовили еду во время стоянки судна... Капитаном и руководителем проекта был Сергей Александрович Воронов, который рассказал обо всех экспедициях в своей книге «Дорогами великих предков», увидевшей свет в 2016 году.

Кто знает, стал бы Хмаров постоянным членом команды в экспедициях, если бы уже с первых дней не показал себя «легендой выносливости», как называет его в своей книге капитан Воронов.

Так случилось, что их ладья «Княгиня Ольга», на которой исследователи должны были пройти по южной части великого пути «Из варяг в греки», вынужденно (???) оказалась в бухте возле Каховки и нужно было решить кое-какие «бумажные» вопросы в сельском совете. Поскольку Владимир Константинович перед этим проработал шесть лет в районной газете, сделать это капитан поручил ему. Хмаров оформил все бумаги и с мешком картошки и огурцов, которые презентовали для команды сельские жители, вернулся к месту стоянки ладьи. «А ваших уже потянули вон в ту сторону, сказали, чтобы вы догоняли их», – сообщили местные жители. Что делать – Владимир взвалил на плечи мешок с овощами и начал свой марафонский забег, который, к слову, не раз преодолевал до этого.

Сказано догнать – значит, надо догонять. И Хмаров догнал ладью, пробежав по берегу... 52 километра. Капитан тогда очень удивился выносливости Владимира и сказал, что он зачислен в команду навечно.

Владимир Хмаров был участником всех пяти научно-исследовательских экспедиций под руководством Сергея Воронова: на ладье «Княгиня Ольга» – по южной (2000 год) и северной частям (2001) великого пути «Из варяг в греки», на чайке «Богун» – по пути переселения запорожских казаков на Кубань (2002), на средневековой ладье «Сварог» – по Великому Шелковому пути (2003), по Янтарному пути от Киева до Гданьска (2004) и по Янтарному пути от Гданьска до Киева (2005 год).

Но и после этого Хмаров не распрощался с морем, а начал ходить на сухогрузе «река-море»… коком.

ВАЖНАЯ ПЕРСОНА

Так случилось в жизни, что Володя еще в детстве, в классе третьем–четвертом, научился готовить простую еду для всей семьи. Когда родители приходили с работы на обед, он уже мог накормить их супом, жареной картошкой и салатом. А позже, когда у него умерла жена и на руках остались сын и дочь пяти и десяти лет, он взял на себя кухню, отказавшись от помощи матери – не хотел, чтобы его жалели, он этого никогда не любил.

Методом проб и ошибок, а также с помощью советов и подсказок соседки Пантелеевны Владимир научился не только готовить любые по сложности блюда и печь пироги, но и консервировать овощи и фрукты на зиму. Так что должность кока на сухогрузе с командой из 11-ти человек совершенно не пугали Владимира Хмарова.

– Владимир Константинович, скажите, пожалуйста, что собой представляет рабочее место кока – камбуз.

– Это помещение размером 4 на 4 метра и электрической плитой посередине. Вот там и колдует, так сказать, морской повар. Для меня ничего сложного в моей работе не было, ведь готовить давно научился. Исходя из закупленных на берегу продуктов, сам разрабатывал меню, согласовывая его с капитаном, сам и готовил все блюда, в том числе пек хлеб – в духовку за один раз можно было поставить восемь буханок-кирпичиков. Кстати, когда я первый раз ступил на судно, капитан первым делом спросил, умею ли я печь хлеб, потому что у моего предшественника это плохо получалось. У меня же и такой опыт был, так что сработались.

– И как часто пекли хлеб?

– Где-то раз в три дня. При возможности покупали хлеб на берегу.

– Поварские тонкости вам были хорошо знакомы. Выходит, трудностей вообще не испытывали, когда начали ходить коком на судне?

– Поначалу сложно было переносить качку. Пришлось принимать специальные таблетки. Но потом привык и уже обходился без них. А штормы, между прочим, бывали очень даже сильные. Моя каюта находилась на второй палубе, на высоте где-то шести метров. Так иногда, если не закроешь иллюминатор, то заливало каюту водой.

– А как можно готовить еду во время шторма? Не ровен час, кастрюля на тебя «поедет» или сковородка…

– Это не случится, потому что на печке есть ограждения, и кастрюля стоит как бы в своих «рамках».

– И чем вы кормили моряков?

– Готовил еду из продуктов, которые были на судне. Но старался, конечно, разнообразить питание. Ведь кок на корабле – важная персона. От него зависит не только здоровье команды, но и ее настроение. Моряки шутят, что от хорошей вкусной еды даже злой капитан становится намного добрее.

Команда сухогруза состояла, в основном, из россиян. Так что экзотики в питании не было – китайских или итальянских блюд готовить не приходилось. Если на первое, то борщ, суп, рассольник. На второе – разные каши, макароны, картошка и т. д.

– И что, ничем особо вкусненьким не баловали команду?

– Ну почему же. Были в меню и пирожки с картошкой или ливером, и дрожжевой сладкий пирог с повидлом, и оладьи, и драники, и пельмени. Если появилось время, налеплю штук сто пельменей – и в морозилку. Такие запасы часто выручали, когда по приходе в порт хотелось посмотреть город. Ведь команду надо три раза в день накормить, посуду помыть, так что времени свободного очень мало у кока.

kok-2

– А сколько вам нужно времени, чтобы слепить сто пельменей?

– Я как-то не засекал время, но делаю я это быстро.

– А заказать вам какое-то блюдо моряки могли?

– Вообще-то, такое не практикуется – все-таки не ресторан, но иногда случалось. В силу опыта, попробовав какое-то блюдо, я могу легко определить, из чего и как оно приготовлено. Как-то раз капитан (родом из Беларуси) спрашивает у меня: «А колдуны можешь сделать?». Думал, наверное, что не получится у меня. Но я однажды пробовал эти самые колдуны (драники с мясным фаршем внутри). Поэтому, как говорят, не упал в грязь лицом.

Иногда приходилось вносить в меню изменения, которые диктовались нашей народной привычкой «чтобы ничего не пропадало» и «приготовить из ничего». Помню, как-то стояли мы в Турции и загрузили для питания команды капусту. А она там рыхлая и очень быстро начинает портиться. Чтобы не пропал продукт, я ее заквасил – и получился вкусный и полезный салат.

– А что готовили на праздничный обед?

– В праздник мог сделать жареную картошку с отбивной, поставить на стол селедочку, жареный морской язык в кляре. От капитана в праздник команда могла получить бутылку водки, пиво, фрукты.

– Запомнился ли какой-то праздник, который вы отмечали в плавании?

– Да, это был Новый год в Стамбуле. Помню, мы встречали его и по российскому, и по украинскому времени.

– А сейчас дома вы готовите еду?

– Нет, сейчас на кухне главная – моя жена. А как иначе? Зачем тогда я женился (смеется).

– Какое время суток на море вам нравилось больше всего?

– Очень любил восход солнца. Выходишь рано утром на палубу, смотришь вдаль и говоришь про себя: «Здравствуй, матушка-природа!». И в тебя как бы силы вливаются.

– Сколько раз вы ходили в плавание?

– На сухогрузах – четыре раза. Списался на берег в 2011 году. Купил дом в селе с большим огородом, так что, можно сказать, теперь моя новая профессия – аграрий. Море осталось в прошлом, в незабываемых воспоминаниях. Я очень рад, что посчастливилось, даже будучи на пенсии, попутешествовать по миру, познакомиться с удивительными людьми, испытать себя на физическую и психологическую выносливость, доказать самому себе, что человеку под силу очень многое. Надо только не бояться перемен и смело идти навстречу своей мечте.

 

Ольга ПРИХОДЬКО.

 

 


Статья предоставлена лучшей газетой Никополя — "Проспект Трубников". Подписывайтесь на газету в специальном разделе нашего портала -"ПОДПИСКА", а также во всех почтовых отделениях. Свежий номер "Проспекта" Вы сможете приобрести в точках продажи прессы.

AddThis Social Bookmark Button
 

Нам интересно Ваше мнение по затронутой выше теме. А что думаете Вы? Ваши мнения лягут в основу нашей дальнейшей работы. Лучшие высказывания будут опубликованы в "Проспекте Трубников".

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

Предложите тему