НТМ - Новини Твого Мiста

  • leftlayout Layout
  • rightlayout Layout
Главная НОВОСТИ Гвоздь номера Бойцы невидимого фронта
Бойцы невидимого фронта
Рейтинг статьи: / 1
ХудшийЛучший 
15.05.2013 14:32

Три года слово «СМЕРШ» наводило ужас на диверсантов, шпионов, лазутчиков и предателей. Довелось послужить в армейской контрразведке и нашему земляку Борису Семенову…

Страшный и таинственный «СМЕРШ» уже многие десятилетия будоражит воображение как российских, так и зарубежных писателей. Не случайно один из королей шпионского романа Ян Флеминг выбрал в качестве главного противника своего знаменитого Джеймса Бонда именно эту советскую спецслужбу. О лихих операциях наших контрразведчиков по отлову вражеских лазутчиков и диверсантов рассказывается в десятках произведений отечественных авторов. Но многие из них, как говорится, - плоды фантазии. Лишь в одном художественном произведении - романе «Момент истины» Юрия Богомолова - дано более или менее достоверное описание эпизода работы сотрудников «СМЕРШа». Однако деятельность созданного в 1943 году Главного управления контрразведки была многосторонней, и разоблачение немецких агентов, предотвращение диверсий в прифронтовой полосе и в тылу не являлось единственной его задачей.

Свыше 130 разведывательных, диверсионных и контрразведывательных органов сосредоточил Абвер (военная разведывательная и контрразведывательная служба фашистской Германии) против нашей страны. Этой силе умело противостояли сначала сотрудники особых отделов фронтов («особисты»), а затем – и «СМЕРШевцы». К началу 1944 года уже стало ясно, что Абвер потерпел поражение в противоборстве с нашей контрразведкой.

Наш сегодняшний рассказ – о деятельности военных контрразведчиков в годы войны и сразу после нее и о нашем земляке Борисе Семенове, которому довелось послужить в «СМЕРШе» сразу после Победы.

Немного истории

Для того, чтобы легче воспринимать описанные далее события, да и для общего развития – короткая история создания «СМЕРШа».

Итак, перед войной руководство СССР искало пути реформирования деятельности органов госбезопасности, в том числе – и особых отделов. В начале 1941 года из единого ведомства были выведены все разведывательные, контрразведывательные и оперативно-технические подразделения Главного управления госбезопасности (ГУГБ), на базе которых образовали Наркомат госбезопасности (НКГБ) СССР. Военную контрразведку подчинили наркоматам обороны (НКО) и Военно-морского флота (ВМФ) в виде третьих управлений этих ведомств, полагая, что такая организация позволит им более тесно взаимодействовать с военным командованием в условиях надвигавшейся войны.

Однако начавшиеся военные действия внесли свои коррективы – потребовалась централизация в обеспечении государственной безопасности страны и Вооруженных Сил. 17 июля 1941 года Иосиф Сталин подписал постановление «О преобразовании органов 3-го Управления НКО СССР в особые отделы НКВД СССР». Было создано Управление особых отделов во главе с заместителем наркома внутренних дел, комиссаром госбезопасности Виктором Абакумовым.

Рассекреченные ныне военные архивы свидетельствуют, что только в первый год войны особыми отделами было арестовано 2 343 шпиона, 669 диверсантов, 4 647 изменников, 3 325 трусов и паникеров, 13 887 дезертиров, 4 295 распространителей провокационных слухов, 2 358 «самострелов» (тех, кто сознательно наносил себе ранения и увечья, чтобы не служить на передовой).

27 декабря 1941-го вышло постановление о государственной проверке (фильтрации) военнослужащих Красной Армии, побывавших в плену или окружении.

После победоносного Сталинградского сражения возрастала масштабность задач по выявлению агентуры противника и контрразведывательному обеспечению предстоящих наступательных операций Красной Армии. В связи с этим было принято очередное решение о реорганизации органов госбезопасности. Из ведения НКВД было изъято Управление особых отделов, в том числе – и морской отдел этого управления, на базе которых образовано Главное управление контрразведки «СМЕРШ» Народного комиссариата обороны (руководил им комиссар госбезопасности В. Абакумов), Управление контрразведки «СМЕРШ» НК ВМФ (генерал-лейтенант береговой службы П. Гладков) и отдел контрразведки «СМЕРШ» НКВД (С. Юхимович). Таким образом, в годы Великой Отечественной войны в трех силовых ведомствах были независимые друг от друга контрразведывательные организации с общим названием «СМЕРШ».

Почему именно «Смерть шпионам»?

Это название придумал Сталин. На предложение назвать контрразведку «СМЕРНЕШ» (смерть немецким шпионам) Верховный главнокомандующий возразил: «Речь идет не только о борьбе с немецкими шпионами. У нас «пасутся» разведки и других стран. Назовем просто «СМЕРШ» – смерть шпионам». Все члены Государственного комитета обороны согласились со Сталиным. Само слово, его звучание наводило страх: хлесткое, как выстрел, оно было созвучно и со «смерчем», и со «смертью»…

Новый орган создавался под личным контролем Верхового главнокомандующего. Среди обязанностей «СМЕРШа» – борьба со шпионской, диверсионной, террористической и иной подрывной деятельностью иностранных разведок в частях и учреждениях Красной Армии; борьба с антисоветскими элементами, предателями и изменниками Родины; принятие необходимых агентурно-оперативных мер к созданию условий, исключающих возможность безнаказанного прохода агентуры противника через линию фронта и т. д. Органы «СМЕРШ» комплектовались за счет оперативного состава бывшего Управления особых отделов НКВД СССР и специального отбора военнослужащих из состава Красной Армии. Сотрудникам всех трех ведомств надлежало носить форму одежды и знаки различия воинских частей и соединений, ими обслуживаемых.

Служба оперативного состава «СМЕРШ» была крайне опасной — только непосвященному казалось, что «смершевцы» – что-то вроде касты избранных, которых, подобно опричников при Иване Грозном, все боялись. Да, боялись. Но при этом в среднем оперативник-«смершевец» служил три месяца, после чего выбывал по смерти или ранению.

Смершевцы передвигались тройками

Увы, многие разведчики «СМЕРШа» отдавали себе отчет в том, что изощренная воля Сталина и его сподвижников может в любой момент просто стереть их с лица земли. Да и в любом случае человек, длительное время находившийся в стане врага, проходил тщательную проверку. Выяснялось, не был ли перевербован, не сдал ли больше сведений, чем оговаривалось, не используют ли его вслепую? Надо было иметь огромную силу воли, чтобы все это выдержать. Но и после проверки тебя могли на всякий случай объявить «подозрительным». Выдающийся разведчик Смерш Александр Иванович Козлов, один из прототипов главного героя фильмов «Путь в «Сатурн» и «Конец «Сатурна», дослужился в абвере до капитана. Причем немцы знали, что он русский. Пройдя через жесточайшие испытания, вернулся на Родину и был репрессирован. Отсидел три года, потом его амнистировали и выдали справку, что с 1942 по 1945 год он находился в немецком плену. Жизнь человека, его карьера были растоптаны. Вместо того чтобы передавать свой драгоценный опыт молодым сотрудникам, он работал на стройке. Вспомнили о Козлове только где-то в середине 60-х.
Да, организация «СМЕРШ» был именно системой — тотальной, конспиративной, целенаправленной и жесткой. Ей были необходимы не отдельные герои, а структуры, способные решать задачи быстро и на всех уровнях. Любые отступления, даже минимальные, карались жесточайше. Тяжелая рука Сталина давила на руководителей СМЕРШа, а те безжалостно расправлялись не только с виноватыми, но и теми, кто только подозревался в отступничестве.

Это был приказ

Старшина танковой роты Борис Семенов встретил весть о Победе в Чехословакии. Но уже в июне 1945-го его часть передислоцировали в соседнюю Венгрию. Вскоре вызвали в особый отдел. Разговор был коротким: знаешь венгерский язык в объеме, достаточном для общения с «местными», – будешь в составе «СМЕРШа» отлавливать изменников Родины и нацистов. Возражения не принимались – это был приказ.

Борис Семенов. 1945 год.

Днем он находился в части, а вечером переодевался в штатское платье и направлялся в общественные места: кинотеатры, вокзалы, рестораны. За пять последующих лет работы в органах он знал лишь тех офицеров, с которыми выходил «в люди». Ходили «тройками»: двое шествовали впереди, третий – чуть поодаль. Такая рокировка – для прикрытия на случай возможных конфликтов. Случись что – третий мог без промедления стрелять «на поражение». В задачу группы входило прислушиваться к разговорам людей и «брать» всех, кто негативно или враждебно высказывался об СССР, рассказывал о своем антисоветском прошлом.

– Послевоенное время тоже было очень тяжелым, – вспоминает Борис Федорович. – Помню, «просеивать» приходилось не только венгров и немцев, но и своих. Тех, кто после Победы не хотел возвращаться в Советский Союз или в свое время дезертировал из армии. Было это в 1948-м. В портовом городе Росток (земля Мекленбург, Восточная Германия) находилась крупнейшая военная база Верховного Главнокомандования СССР. Из нее сбежал сержант – латыш по национальности. Его родной брат жил в Гамбурге (ФРГ). Дезертир выдал все известные ему секреты немецкому журналисту, статья которого и появилась в одном из местных изданий. Сбежавшего сержанта мы нашли через два дня после выхода газеты. Позже я узнал, что его расстреляли. Наша задача была выследить и взять, приговор же выносили другие. Хотя и стрелять самому, конечно, приходилось.

К примеру, в 1947-м поездом везли около 600 заключенных. Во время приема пищи им удалось вырваться и убежать. Тогда по бегущим людям стреляли не только из пистолетов и автоматов, но и из танкового вооружения.

Ещё эпизод. В Восточной Германии в гостинице я услышал как-то разговор людей, явно настроенных против советской власти. Когда попытались взять этих людей, они открыли стрельбу. Мой напарник стрелял на поражение.

Много «наших» граждан, служивших нацистам, приходилось брать на Одере. Аресту подлежали и женщины, родившие детей от немцев – да, многие понимали, что наших женщин враги насиловали, но… таков был порядок. Случались и настоящие ЧП. В 1945-м наша танковая часть освободила женский концентрационный лагерь. Уже стелись в памяти некоторые подробности того, как всё произошло, но за 16 дней англичанка умудрилась заразить венерическим заболеванием десятка два офицеров. Говорили, что это была не просто очень красивая женщина, но и агент английской разведки. Поймать ее нам так и не удалось, она словно растворилась в воздухе. Вот таким было время…

Памятная бутылка специальной горилки от Центрального управления СБУ для разведчика Семенова по-особенному ценна как подарок…

На фронте – с декабря 1941-го

Борис Семенов родился в Ленинграде в 1925 году, хотя в паспорте проставлен 1926-й. Не соврав тогда насчет года рождения, он не стал бы на довольствие в боевой лыжной бригаде. На такое пошел, говорит, за тарелку супу. Это было в декабре 1941 года, а через три месяца юный чернявый армянский паренек уже принимал участие в боевых действиях. Шестнадцатилетнего бойца определили в снайперы. Ему приходилось ежедневно проползать не один километр, выслеживая потенциального врага. На неокрепшей груди Бориса Семенова появилась вскоре первая награда – медаль «За боевые заслуги».

В июле 1942 года из лыжной бригады его перевели в 332-ю бригаду пехоты. 23 февраля 1943-го, в День Красной Армии – тяжелое ранение. Очнулся боец только в госпитале. Обмороженные ноги хотели ампутировать, но он категорически возражал, ведь вся жизнь и борьба еще была впереди! После долгого лечения ноги Борису Федоровичу сохранили, и оказался он в танковой школе Ростова-на-Дону. Танкистом он и прослужил до конца войны, получив ещё одну контузию (март 1945-го) и заслужив еще орден Красной Звезды и медаль «За отвагу». А потом был «Смерш». В армии он оставался до конца 1950-го, ведь ему некуда и не к кому было возвращаться: отец и старшая сестра погибли на фронте, мать умерла от голода, а младшего брата во время блокады Ленинграда… съели соседи.

Факты и вымыслы о «Смерше»

- Во многих сегодняшних публикациях искажается деятельность военной контрразведки в годы войны и после нее, - продолжает Борис Семенов. - В них оперативная и следственная практика органов «СМЕРШ» освещается негативно или односторонне.

Блестящий и правдивый образ смершевцев в фильме М. Пташука «В августе 44-го» создали актеры Евгений Миронов и Владислав Галкин.

«Зловещую славу» он приобрел из-за «чисток» и системы репрессий против мирного населения, которое находилось в оккупации или на принудительных работах в Германии, о «фильтрации» военнослужащих, побывавших в плену или окружении. Сообщается, что для контроля над инакомыслием «СМЕРШ» создал и поддерживал целую систему слежки за гражданами в тылу и на фронте, а угрозы смершевщев, мол, принуждали к сотрудничеству с секретной службой.

Писалось, что на территории Польши и Германии после войны некоторые бывшие нацистские концлагеря продолжали функционировать «под эгидой» СМЕРШ как место репрессий идеологических противников новых режимов (в том же Бухенвальде ещё несколько лет после войны содержалось свыше 60 000 противников социалистического выбора).

Поверьте старому вояке: репутация «СМЕРШа» как репрессивного органа преувеличивается в современных СМИ. Никакого отношения к преследованию мирного населения он не имел, да и не мог этим заниматься, так как работа с мирным населением – была прерогативой территориальных органов НКВД-НКГБ. Вопреки распространенному мнению, органы «СМЕРШ» не могли приговорить кого-либо к тюремному заключению или расстрелу, так как не являлись судебными органами. Приговоры выносил военный трибунал или Особое совещание при НКВД.

Да и печально известные заградотряды при органах «Смерш» никогда не создавались - этим тоже занимался НКВД. Правда, заградительные службы активно использовались работниками «Смерш» для розыска агентуры разведки противника, особенно  накануне наступательных операций, когда велось прочесывание военных гарнизонов, лесов, населенных пунктов. При этом обычно задерживалось большое число лиц без документов, дезертиров, а также военнослужащих, имевших на руках документы, явно изготовленные в Абвере.

 

К тому же, общепризнанным итогом существования  «СМЕРШа» стало полное поражение вражеских разведок непосредственно Абвера (возглавлял адмирал Вильгельм Канарис), «Цеппелина», «Ваффен СС Ягдфербанда» (Отто Скорцени), румынской «ССИ», а также японских и финских разведок и контрразведок. Между тем, Героев Советского Союза среди «смершевцев» было только четверо, да и те награждены посмертно.

Мое глубокое убеждение, что некоторые жесткие меры «особистов» были необходимостью того времени. Да и мы были патриотично воспитаны и фанатично верны Сталину. Я и сейчас не скрываю, что  верю в его талант и силу руководителя…

Вместо эпилога

История военной контрразведки «СМЕРШ» продлилась всего три года и закончилась в мае 1946-го, когда в соответствии с постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) ГУКР «Смерш» влился в состав Министерства госбезопасности СССР в качестве самостоятельного главного управления и стал называться Военной контрразведкой. Шеф «Смерша» Виктор Абакумов был арестован в 1951 году и позже расстрелян.

Наталья РАЗУВАЕВА.

ИЗ ИСТОРИИ СЛУЖБЫ…

Охота на Сталина

Одной из удачных операций «СМЕРШа» стало предотвращение покушения на Сталина летом 1944-го. На него покушались неоднократно, но на этот раз Абвер подготовился к теракту основательно. Вначале все шло по плану. Приземлившись в районе Смоленска матерый диверсант Таврин и его жена-радистка, сев на мотоцикл с коляской, взяли направление на Москву. В форме майора Красной Армии, со Звездой Героя Советского Союза и орденами на груди, Таврин имел безукоризненный вид и не вызывал подозрений. При нем были документы начальника отдела «СМЕРШ» 39-й армии.
Специально для «майора» в Берлине был отпечатан номер «Правды» с указом о награждении его Звездой Героя. Однако руководители Абвера не могли знать, что наш агент сообщил из столицы Германии о готовящейся акции. Мгновенно был введен в действие план «Перехват».
Мотоцикл остановили на дороге «Ржев – Москва». Патрульные тщательно проверили документы. Таврин торопил их, мол, везут срочный пакет в Москву. Начальника патруля насторожило поведение «майора». На вопрос, откуда они следуют, тот назвал дальний населенный пункт. Но всю ночь лил дождь, а мотоцикл и его пассажиры были совершенно сухими.

– Придется пройти в караулку, нам дано указание при проверке документов связываться с руководством, – сказал начальник патруля.

В помещении было душно. Таврин снял кожанку, и сразу стало ясно, что он не тот, за кого себя выдает. Все вроде бы предусмотрел известный немецкий диверсант Отто Скорцени (он с группой планеристов сумел в свое время освободить захваченного Бенито Муссолини), натаскивавший Таврина, кроме одного – введенного по плану «Перехват» нового порядка ношения наград. Мгновенная схватка – и диверсант со скрученными руками исподлобья смотрел на «своих». Он попытался протестовать, но следом патруль ввел спутницу Таврина, внеся извлеченные из мотоцикла радиостанцию, взрывчатку, пачки денег и невиданное доселе оружие. Специально для покушения на Сталина в лабораториях главного управления имперской безопасности было разработано реактивное оружие «панцеркнакке» - этакий миниатюрный гранатомет. Он легко помещался в рукаве шинели. В качестве запасного варианта Таврин был снабжен мощным взрывным устройством, спрятанным в портфеле. На случай, если не удастся совершить теракт с первой попытки, у «майора» имелся гостевой билет на торжественное заседание в Москве 7 ноября 1944 года. Диверсант планировал оставить портфель возле президиума в зале заседаний. Словом, сценарий  очень напоминал покушение в июне 1944-го г. группы офицера фон Штауфенберга на Гитлера (41-го по счету!) в ставке «Волчье логово» в ходе знаменитой операции «Валькирия»: там тоже фигурировал портфель со взрывчаткой, незаметно оставленный у ножки стола во время рабочего совещания…

«Смершевцев» награждали даже… высшие чины Рейха

Расхожее клише: «смершевец» - супермен со стальными нервами и мускулами, «герой вскрытой истории». На самом деле суперменами они себя вряд ли считали. Но люди были действительно незаурядные: предельно целостные, с совершенно фантастической способностью перевоплощаться, вживаться в те роли, которые им определили, оставаясь при этом беззаветными патриотами. Петр Иванович Прядко (оперативный псевдоним Гальченко) был внедрен в разведшколу абвера. В тылу врага почти 16 месяцев провел без связи. Но за это время накопил ценную информацию, которую потом сумел передать через перевербованных агентов. Любопытная деталь. Будучи сотрудником абверкоманды, Прядко познакомился с девушкой-комсомолкой. После соответствующей подготовки помог ей перебраться за линию фронта с важным донесением. Потом она стала его связной. Когда закончилась война, Петр Иванович нашел девушку и женился на ней. Они прожили всю оставшуюся жизнь очень счастливо.

Главным итогом разведдеятельности Прядко стал серьезный вклад в расстройство планов немцев в период подготовки к сражению на Курской дуге. Дело в том, что германский генштаб подготовил дезинформацию, указывающую, что главный удар будет вновь нанесен на московском направлении. Но Прядко и другие советские разведчики добыли сведения о подлинных планах немцев и указали настоящее направление удара их войск — орловско-курское. Другой наш герой — Виктор Яковлевич Бутырин (оперативный псевдоним Северов) тоже несколько раз переходил линию фронта, был направлен немцами в элитную разведшколу под Берлином. Его в качестве старшего лучшей агентурной группы «Иосиф» хорошо знали и не раз награждали руководители гитлеровских спецслужб Кальтенбруннер и Гиммлер. Им было невдомек, что «ценнейшая информация», которой группа «Иосиф» снабжала немецкое командование, была подготовлена специалистами Смерш и являлась частью спланированной этим ведомством радиоигры «Загадка». Благодаря «Загадке» сотни лучших агентов немцев нашли бесславный конец в нашем тылу.

После войны судьбы этих людей сложились по-разному. Бутырин работал заведующим лабораторией. Прядко, например, продолжил службу в армии — как ушел с должности начальника службы ГСМ части, так на нее и вернулся. Даже близкие родственники не знали, что это выдающиеся разведчики. Петр Иванович Прядко перед смертью в 2003 г. сказал, что в жизни мужчины есть два главных момента — любимая работа и любовь к женщине. У него все это было.

Кто вы, фрау Ольга?

С весны 1941-го в «СМЕРШ» стала поступать информация от знаменитой актрисы Ольги Чеховой, жены племянника писателя Антона Чехова. В начале 1920-х она выехала на жительство в Германию. Блестяще сыграв десятки ролей, Ольга стала «государственной актрисой» Рейха, любимицей самого Гитлера, подругой Евы Браун.
Актриса дружила и с женами Гиммлера, Геринга, Геббельса. Все были очарованы ее красотой и остроумием. С просьбой «замолвить словечко» перед фюрером к ней обращались фельдмаршал Кейтель, гауляйтеры, министры, промышленники, конструкторы. Речь шла о разработках «оружия возмездия», о строительстве подземных заводов и ракетных полигонов. Актриса записывала все просьбы в маленькую книжечку в золоченом переплете. Содержимое же этих записей становилось, как оказалось,  известно не только Гитлеру…

От Ольги Центр в Москве получал сверхсекретную информацию. Высшие чины на приемах и торжествах выбалтывали госсекреты, даже не подозревая, что рядом с ними – советская разведчица.
От Чеховой в «СМЕРШе» узнали о дате наступления немцев под Курском (хотя большую часть бесценной информации относительно Курской операции немцев добыл контрразведчик Пётр Прядко), об объемах производства военной техники, о свертывании по приказу Гитлера атомного проекта, о сепаратных переговорах немцев с руководителем резидентуры Управления стратегических служб США в Берне (Швейцария) Аленом Даллесом – будущим шефом ЦРУ.
Чехову планировали использовать в покушении на Гитлера, но в последний момент Сталин дал отбой. Гестаповцы сбились с ног, выясняя, где у них утечка информации. Вскоре вышли на Чехову. Допросить ее взялся сам Гиммлер. Он пришел к ней домой, но разведчица, зная о предстоящем визите, пригласила на чай… самого Гитлера.

Арестовали ее в самом конце войны офицеры «СМЕРШа», предъявив обвинение в укрывательстве адъютанта Гиммлера. На первом же допросе Чехова назвала свой оперативный псевдоним – «Актриса». По приказу Виктора Абакумова ее тайно вывезли в Москву. Там Чеховой были оказаны поистине царские почести. После беседы с руководителем «СМЕРШа» ее принял Лаврентий Берия, следом Чехову пригласили на прием к Сталину. Ее пребывание в Москве держалось в строжайшей тайне. Ольге не разрешили повидаться даже с дочерью. По возвращении в Берлин советские оккупационные власти обеспечили Чеховой пожизненное содержание. Она написала книгу «Мои часы идут иначе», однако ни словом не обмолвилась о связях с разведкой. Только тайный дневник, обнаруженный после смерти Ольги, говорит о ней как о глубоко законспирированной и талантливой разведчице.

 

В обществе существует огромное количество клише, затертых штампов об этой службе, которые крайне далеки от действительности. Например, бытует мнение, что Главное управление контрразведки Смерш было создано в основном для того, что бы держать под «колпаком» высшее командование Красной армии. Мол, в 1943 году война покатилась на запад, исход ее был уже ясен. И Сталин, который опасался своих военачальников не меньше, чем немецких, приказал сформировать соответствующую спецслужбу, которая должна была надзирать за генералами и маршалами. На самом деле, помимо сугубо контрразведывательных функций, «СМЕРШ» решал и задачи зафронтовой разведки. У нас широко известен Штирлиц—Исаев — обобщенный образ советского разведчика. Но людей, которые реально были внедрены в разведорганы немцев, знает лишь очень ограниченный круг специалистов.

 

Агент в Ставке Верховного

Начиная с весны 1942 года, главное внимание Абвер сосредоточил  на готовившемся наступлении на Кавказ и Сталинград. С этой целью в секретариат Государственного комитета обороны был внедрен бригадный комиссар Владимир Миницкий, попавший в плен в октябре 41-го под Вязьмой, до войны – сотрудник аппарата ЦК ВКП(б). Агент 438 – такую кличку он получил в Абвере – за несколько дней до начала Сталинградской битвы предоставил в немецкий разведцентр полную информацию (он протоколировал заседание Госкомитета обороны) о составе войск сталинградского направления и о мероприятиях по защите города. Захватить агента 438 так и не удалось.

 

ТОЛЬКО ЦИФРЫ…

Успехи разведки

По данным, приведенным газетой «Красная Звезда», на счету советских контрразведчиков - 30 тысяч разоблаченных немецких агентов, около 3,5 тысячи диверсантов, 6 тысяч террористов. С 1943 по 1945 год было проведено 250 радиоигр, в ходе которых противник получал дезинформацию. Эти мероприятия поспособствовали успеху Курской битвы, Белорусской, Ясско‑Кишиневской, Прибалтийской и Висло‑Одерской операций.

 

К ЧИТАТЕЛЮ!

В разделе «ГВОЗДЬ НОМЕРА» с задержкой в 7 дней мы размещаем главные статьи, опубликованные в газете "Проспект Трубников".

Не хотите ждать? Жаждете сразу и без промедления узнать подробности местных сенсаций и животрепещущих городских проблем? Хотите быть в курсе того, о чем уже говорят вокруг все? Приобретайте свежие вторничные и четверговые номера "Проспекта" или оформляйте бесплатную ознакомительную подписку через наш портал! До встречи на страницах "Проспекта"!"


AddThis Social Bookmark Button
 

Нам интересно Ваше мнение по затронутой выше теме. А что думаете Вы? Ваши мнения лягут в основу нашей дальнейшей работы. Лучшие высказывания будут опубликованы в "Проспекте Трубников".

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

Предложите тему