Ко Дню освобождения Никополя. НА ОДНОГО ФАШИСТА МЕНЬШЕ – БЛИЖЕ ПОБЕДА Печать
Рейтинг статьи: / 0
ХудшийЛучший 
14.02.2020 08:55

Тему для этого материала нам подсказал житель нашего города Михаил Шутько. Он пришел в редакцию вместе с заботливо обернутой бумагой небольшой книжечкой, которая повествует о борьбе никопольских партизан с фашистами в годы Великой Отечественной войны, и предложил написать о людях, несправедливо забытых потомками. В частности, о своих соседях – семье Фоменок, в которой двое сыновей воевали против фашистов: Иван – на фронте, а Андрей – в партизанском отряде.

evenko-4

Наш корреспондент побывал в гостях у Василия Евенко

КТО ПОМНИТ ЭТИХ ГЕРОЕВ?

В 1994 году учитель из села Веселого Никопольского района Василий Родионович Шевченко издал художественно-документальную повесть «Мать-Украина помнит своих героев», в которой рассказал о действиях партизан Никопольщины во время оккупации ее фашистами в 1941–1943 годах. В предисловии автор отметил, что не пользовался архивными материалами, поскольку в них много чего нет. Что и неудивительно – небольшие партизанские отряды не документировали свою деятельность. В результате о них мало что известно.

«Меня мучили совесть и обида, что так презирают погибших в борьбе с фашистами, – написал Василий Шевченко, который сам принимал участие в партизанском движении на Никопольщине. – Например, в семье Ивана Кондратьевича Литвиненко (бывший спуск Набережный, 3) погибли три сына и отец, а в семье Омелька Шпоньки – два сына – Александр и Станислав и т. д. Обо всех не расскажешь. Поэтому я попытался рассказать хотя бы об одном рядовом партизане Станиславе Шпоньке, а рассказывая о нем, не мог обойти и других, ведь он действовал не в одиночку, а вместе со всеми».

Не секрет, что многие участники партизанского движения (как и подпольщики) после войны так и не смогли доказать, что тоже боролись с врагом. Их не чествовали на митингах, не приглашали в школы на встречи с молодежью, им не назначали льготы. Возможно, их вклад в победу над врагом был меньше, чем у солдат регулярных воинских соединений, но ведь он был! Они ведь не думали о наградах, когда решали бороться с оккупантами. У них был простой девиз: на одного фашиста меньше – ближе победа. И они как могли приближали эту победу.

evenko-3

Молодой солдат и седой ветеран Василий Евенко

evenko

«ПРОЩАЙТЕ, МАМА»!

В своей книге «Мать-Украина помнит своих героев» учитель-историк Василий Шевченко рассказывает, в частности, о событиях декабря 1943 года, когда состоялся последний бой партизанского отряда имени Сталина с фашистами. Отдельным бойцам тогда удалось выйти из плавней, но нескольких человек фашисты захватили. Большинство из них были ранены. А держали их под стражей в селе Алексеевке.

Люди узнали об этом и приносили продукты, чтобы поддержать партизан, потому что гитлеровцы их не кормили. Одной девушке они разрешили поддерживать чистоту в хате-тюрьме и приносить пленным воду и еду. Эта девушка и сообщала родным о тех, кто находился в той небольшой тюрьме.

Получила весточку и Татьяна Фотиевна Фоменок из села Сулицкого (ныне – Никополь). На следующий день после бессонной ночи женщина отправилась в Алексеевку. Там расспросила, где держат партизан, нашла нужную хату. Пленных она застала в одном белье – их уже приготовили к расстрелу. Матери удалось увидеть своего сына Андрея всего на несколько минут, потому что во дворе уже стояла машина для вывоза их к месту казни.

Женщина обняла своего Андрюшу натруженными руками. Она так рыдала, что не могла сказать ни слова. А он прошептал: «Простите меня, мама, что причинил вам столько боли и страданий… прощайте…».

Полицай не дал Андрею Фоменку договорить, начал выталкивать его мать из хаты. В этот момент Станислав Шпонька сунул женщине в руки тетрадь и попросил передать ее родным.

Уже на улице Татьяна Фотиевна раскрыла тетрадку, увидела там нарисованный карандашом портрет Станислава и прочитала завещание Станислава:

Щоб батько згадав,

Що мав колись сина,

Щоб мати згадала

І сліз не лила,

Що в лиху годину сина привела...».

Женщина шла, ничего не видя перед собой из-за слез. Еще не зажила кровавая рана в ее сердце от ужасной смерти мужа Павла Федосеевича. Она снова увидела страшную картину, как ее Павел в разорванной сорочке, без головного убора изо всех сил бежит, петляет между выстрелами, стараясь оторваться от преследующих его фашистов. Кажется, еще мгновение, и он будет в безопасности. Но тут его сбивают с ног немецкие овчарки, которые рвут на муже одежду, кромсают его тело…

Еще не пережила она смерть мужа, а теперь вот и сын… Как же невыносимо болит сердце у бедной матери! В голове у Татьяны Фотиевны потемнело, ноги подкосились… Она присела на обочину и скорее прошептала, чем сказала: «Какие же мучения выпали тебе, мой сыночек, а ведь ты еще и не жил на свете… Боже, есть ли ты?!».

В этот момент одна за другой мимо нее проехали три машины, накрытых брезентом. И вдруг женщина услышала голос Андрея: «Прощайте, мама!». Она хотела что-то сказать ему, но не было сил даже подать голос. Только увидела на повороте машины лицо сына, которое сразу же закрыл собой полицай-охранник.

«Прощайте, мама!» – еще раз крикнул Андрей. «Прощай, дорогой, прощай ненаглядный мой сыночек, какие же муки ты принял, Андрюша…» – тихо сказала Татьяна Фоменок и потеряла сознание…

evenko-2

На фото справа старший брат Андрея Фоменка Иван и его жена Мария

КАК МЫ СТАЛИ НАРОДНЫМИ МСТИТЕЛЯМИ

Михаил Шутько поведал нам, что жил по соседству с семьей Фоменков, поэтому хорошо помнит Татьяну Фотиевну. Будучи беззаботным подростком, он не понимал, почему бабушка Таня никогда не улыбается. Михаил тогда не знал, какую трагедию пережила эта женщина. И только когда с огромным интересом прочитал книжку Василия Шевченко (он знал многих родственников упомянутых в ней партизан), понял, почему такими грустными всегда были глаза Татьяны Фоменок.

А эпизод, в котором рассказывается о последних минутах жизни ее сына Андрея, настолько заинтересовал Михаила Наумовича и даже потряс, что ему захотелось побольше разузнать о своем соседе и других молодых парнях, отдавших свои жизни в борьбе с врагом, но оказавшихся практически забытыми.

Впрочем, где искать хоть какую-то информацию, Шутько не знал. Помог случай. Оказалось, что Андрея Фоменка помнит ветеран ЮТЗ Василий Дмитриевич Евенко, который родился и вырос в селе Сулицком и, будучи подростком, помогал партизанам, скрывающимся в днепровских плавнях. Более того, с подачи Андрея Фоменка Василий организовал группу молодежи, которая по мере сил тоже вредила оккупантам.

Сегодня Василию Дмитриевичу 93-й год, он плохо передвигается, но память его не подводит – все события военных лет помнит, как будто это было вчера. Вот что вспоминает о годах оккупации Никополя кавалер орденов Отечественной войны и «За мужество» инвалид первой группы Василий Евенко.

«Мне было 15 лет, когда началась война. 17 августа 1941 года в город вошли немецкие танки и солдаты. Много мужчин и парней постарше меня после этого ушли в плавни и появлялись дома только по ночам, чтобы проведать семьи, взять продукты. Люди в селе говорили, что они организовали там партизанский отряд.

Помню, в 1941-м, в конце учебного года, я написал заявление, чтобы поступить в комсомол. В сентябре моя мечта должна была осуществиться, но началась оккупация, школа не работала, поэтому все планы полетели вверх тормашками. И вдруг один из товарищей по секрету рассказал мне, что домой из плавней за продуктами пришел Андрей Фоменок, который был комсоргом школы №19, а теперь стал бойцом партизанского отряда. Я быстро собираюсь и под покровом темноты бегу к Фоменкам, ведь хорошо знал, где они живут.

Без всяких предисловий я сразу спросил у Андрея, что нам делать, как мы можем помогать партизанам бить фашистов. А он мне говорит: мол, не суетись, сейчас все тебе расскажу. Затем посоветовал подобрать семь–восемь хороших надежных ребят моего возраста и создать группу. «Будете действовать здесь, на оккупированной территории, под названим «Народные мстители», – сказал Андрей, очертив основные задания для нас: разбирать железнодорожные пути, чтобы пускать под откос поезда, взрывать склады с оружием, добывать (воровать) для партизан аммонал (взрывчатку), бикфордовы шнуры, гранаты, стрелковое оружие и т. п.

Во время нашей встречи Андрей Фоменок также выписал мне комсомольский билет, который заверил печатью 19-й школы. Это событие придало мне еще больше сил и намерений бороться с фашистами. Свою наибольшую ценность – комсомольский билет – я спрятал не дома, а под соломенной крышей соседской хаты. К сожалению, позже хата сгорела, а вместе с ней и мой комсомольский билет… К слову, больше я Андрея Фоменка не видел. Как-то приплыл на лодке в плавни и спросил о нем у партизан. Но мне сказали, что Андрея и еще несколько человек немцы схватили и расстреляли. Думаю, это дело рук предателя, я даже догадываюсь, кто это, но доказать документально, конечно, не могу. Так что больше я с Андреем Фоменком не встречался…».

Василий Дмитриевич Евенко может очень долго рассказывать, как они с ребятами днем работали в колхозе, а по ночам помогали партизанам, переправляя им на лодке продукты и украденные у немцев боеприпасы, как из случайно найденных нескольких винтовок делали обрезы (инструмент Вася позаимствовал у отца, который один из всей семьи знал, что сын помогает партизанам) и т. д. Об этом можно написать целую повесть или даже роман.

Кстати, под конец оккупации Василия Евенко вместе с другими парнями схватили, посадили в вагон и отправили в Германию. Но по дороге шустрому и тренированному Васе (он занимался футболом, борьбой, штангой) удалось сбежать. Вместе с еще одним пареньком он долго и не без злоключений добирался на родную Никопольщину. Но увидев наконец знакомые места, домой не пошли (в Никополе еще были немцы), а поселились за городом, в землянке.

«Натопили печку, нагрели воды, покупались и постирались, немного отъелись (наловили рыбы, накопали картошки на брошенном огороде, зарезали блуждающего в плавнях бычка), – вспоминает Василий Дмитриевич. – Прошло три дня. И вдруг как-то ночью в землянку кто-то постучал. Оказалось, это наши разведчики. Мы с другом во второй землянке тоже затопили плиту, чтобы они погрелись, разогрели в казане вареное мясо с картошкой, покормили разведчиков. А их командир у нас спрашивает, можем ли мы провести их до Чертомлыка. Конечно, отвечаем, ведь у нас было две лодки.

Около четырех часов утра мы были возле Покровского. Мы с капитаном пошли в село и организовали переправу через речку, после чего посадками добрались до немецких позиций. Было шесть часов утра, еще темно. Капитан сказал, что впереди в грязи загрузла вражеская техника. В самом деле вдалеке горели форсунки и костры, возле которых грелись часовые, охраняющие технику.

Капитан поблагодарил нас с товарищем за помощь и написал записку в военкомат, в которой указал наши фамилии и попросил наградить медалями «За отвагу». А внизу подписался: «командир разведроты капитан Сафронов». Затем он сказал, чтобы мы шли домой, потому что сейчас начнется бой. Действительно, только мы дошли до посадки, услышали стрельбу. Было 8 февраля 1944 года. В тот день Никополь был освобожден советскими войсками».

…Через три дня после освобождения города мы с товарищем пошли в военкомат и предъявили записку от капитана Сафронова. Но военком подполковник Ачкасов сказал, что наша записка – просто шпаргалка и ничего не значит. Мы ушли и больше никогда не обращались с просьбами хоть как-то оценить наш вклад в победу над фашистами…».

СЕМЬЯ ФОМЕНОК

Вообще, рассказывает Михаил Шутько, семью Фоменок очень хорошо знают на Лапинке. Брат погибшего партизана Андрея Фоменка участник войны Иван Павлович Фоменок работал мастером в ТВЦ-1 Южнотрубного завода, всегда был в почете. Его жена Мария Ивановна, которую он привез в Никополь после службы с Северного Кавказа, долгое время была председателем квартального комитета. Жители уважали ее за то, что в любую минуту готова была помочь, что одна из первых среди квартальных инициировала строительство тротуаров на Лапинке. Мария Ивановна была настолько боевой женщиной, что даже семейных дебоширов собственноручно успокаивала. Да и товарищеский суд под ее патронатом помогал наводить общественный порядок на территории квартала.

…8 февраля Никополь отметит 76-ю годовщину освобождения от фашистских захватчиков. И, наверное, не многие в этот день вспомнят о партизанах. Имен многих из них мы даже не знаем. Но они тоже как могли боролись и умирали ради Великой Победы. Герои, ушедшие в бессмертие с любовью к своей стране и родному городу, мы вас помним!

 

Ольга НЕТРЕБА.

 

 

 

Статья предоставлена лучшей газетой Никополя — "Проспект Трубников". Свежий номер "Проспекта" Вы можете приобрести в точках продажи прессы или оформив подписку.
AddThis Social Bookmark Button