НТМ - Новини Твого Мiста

  • leftlayout Layout
  • rightlayout Layout
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Главная НОВОСТИ Спецрепортаж Актуальное интервью. НИКОПОЛЬ ОН ПОКИДАЕТ С ЛЕГКИМ СЕРДЦЕМ…
Актуальное интервью. НИКОПОЛЬ ОН ПОКИДАЕТ С ЛЕГКИМ СЕРДЦЕМ… Печать E-mail
Рейтинг статьи: / 15
ХудшийЛучший 
29.10.2018 12:37

sidoruk

Об этом интервью мы договаривались с Юрием Владимировичем достаточно давно. Но то у него не хватало времени и возможностей, то мои журналистские будни были заполнены другими репортерскими делами. В результате, когда мы наконец встретились, капитан полиции Юрий Сидорук уже сложил полномочия заместителя начальника Никопольского отдела полиции и готовился к отъезду. Но мы все-таки побеседовали, и оказалось, что за плечами этого молодого 35-летнего мужчины такой жизненный опыт, который есть не у всех ветеранов внутренних дел.


– Юрий Владимирович, я два года наблюдаю за вашей работой в Никополе и могу сказать, что мне всегда очень импонировала ваша манера общаться с людьми, владение ситуациями, которые вы комментировали, ваша выдержанность в ответ на открытые провокации. Жаль, что вы уезжаете…

– Что поделать, так уж случилось. Еще в июле этого года я написал рапорт и сейчас перевелся служить на свою малую родину, в Волынскую область.

– В городе ходят слухи, что причиной тому – черная кошка, которая пробежала между вами и теперь уже бывшим начальником горотдела Евгением Кравцовым.

– Я не считаю нужным говорить о всяких слухах. В том числе и о том, что якобы это никопольский общественник Кириллов «снял» меня с должности. Как вы сами понимаете, это просто бред, неудачный самопиар…

sidoruk-2– Как вы пришли в полицию?

– Срочную службу я проходил в Луганске, во внутренних войсках. При наборе в милицию у нас были преимущества. Поэтому после демобилизации собрал документы и пришел служить в батальон патрульной службы г. Луганска. В 2009 году окончил Луганский университет внутренних дел по специальности «Правоведение». В конце 2013 года, когда на востоке начались известные события, я был заместителем командира батальона патрульной службы – хотя тогда был в звании старшего лейтенанта, а должность эта майорская. Казалось, все складывается неплохо. Служба, семья, подрастают дети. Но в какой-то момент все закончилось.

– Вспомните, пожалуйста, как все начиналось в Луганске. Вы видели, как захватывались административные здания?

– В то время мы охраняли городскую администрацию и управление внутренних дел. Как сепаратисты захватывали здание СБУ, я не видел. Но ситуация, мягко говоря, вышла из-под контроля органов власти, и когда в наше здание зашел так называемый «народный генерал», т. е. руководитель «народной милиции», начальник нашего управления приказал всем сотрудникам выехать в Сватово.

– Ваше подразделение организованно покинуло Луганск?

– Нет. Из 180-ти человек состава подразделения выехало всего около двадцати сотрудников, еще 30–40 сбежали, а все остальные перешли на службу в так называемую милицию самопровозглашенной ЛНР. Даже исполняющий обязанности командира нашего батальона (сам командир в это время был в отпуске). При этом все наше оружие досталось сепаратистам, вывезти его нам не удалось.

– Да, неприятный момент, когда твои товарищи становятся предателями…

– К сожалению… Но, с другой стороны, у каждого наверняка были какие-то весомые причины для такого поступка: старые родители, которые остаются на оккупированной территории, жилье, которое не по карману купить на новом месте… Лично я свою семью вывез к маме, на Волынь, а сам продолжил службу в Старобельске на блок-посту. А после освобождения Лисичанска меня направили служить в этот город. Новый начальник Лисичанского УВД назначил меня своим заместителем по общественной безопасности.

– Как служилось в Лисичанске?

– Это был сложный и напряженный период в моей жизни. В городе не было ни электричества, ни газа, ни воды, ни связи. Мы ходили по подвалам и сообщали прятавшимся там людям, что город освобожден от сепаратистов, что можно выходить и возобновлять нормальную жизнь. По разработанному плану воины добровольческих батальонов вместе с работниками милиции осуществляли так называемую «зачистку» города. То есть вместе со взрывотехниками осматривали район за районом, чтобы очистить территорию от мин, снарядов, растяжек гранат и др. Кроме того, мы сопровождали рабочих, которые восстанавливали городские коммуникации – прежде чем они полезут в колодец, проверить его на безопасность для людей должны были мы.

Знаете, хочу сказать, что где-то на протяжении месяца после освобождения Лисичанска начальник городской полиции был всем! Мы решали абсолютно все проблемы жителей, в том числе жилищно-коммунальные. Даже раздавали продукты, обнаруженные в каких-то складах или на предприятиях – макароны, крупы, воду, сгущенку, тушенку и т. п. Ведь магазины не работали, еду люди готовили на кострах.

Кроме раскрытия преступлений, которыми, в основном, занимался уголовный розыск, мы отрабатывали каждый дом и каждую квартиру с целью выявления оружия, а также лиц, причастных к сепаратистским формированиям и проведению «референдума».

sidoruk-3

– Откуда вы получали информацию о них?

– От горожан. Мы даже в больших супермаркетах установили «ящички доверия», в которые любой человек мог бросить свое заявление и сообщить о преступлении или о противоправных действиях. Все эти заявления хоть и были анонимными, регистрировались, проверялись.

– А не было случаев, когда таким образом люди просто могли «насолить» своему врагу?

– Случалось, конечно, что некоторые горожане сводили счеты с недругами, например, с соседями – затопил квартиру, переставил на 20 сантиметров забор и т. д. Но, по большому счету, польза от этого была большая, ведь полученная таким образом информация помогала наводить порядок в городе.

– Вам приходилось стрелять?

– Да. И стрелять приходилось, и под обстрелом побывать, и в горотделе спать, прямо в кабинете… Практически ни один день не обходился без каких-то инцидентов. А что поделаешь, на войне как на войне.

– А как лисичанцы относились к вам – полицейским, которые остались верны присяге?

– По-разному. Вначале, я бы сказал, пятьдесят на пятьдесят: половина жителей нормально относилась, другая половина была настроена враждебно. А что удивляться, у людей была разрушена налаженная жизнь, прервались связи между родственниками, раскололись семьи и т. п. Но в любом случае, как житель Луганска я могу сказать, что из моего дома меня выгнали не соседи, какими бы они ни были, а другое государство, которое мы считали дружественным. Поверьте мне как опытному полицейскому: на блок-постах (я это прекрасно видел) стояли не шахтеры, не механизаторы и не слесари. Это были люди с военной выправкой¸ с чужим говором, с автоматическим оружием, которое шахтерам негде было взять.

– Как вы попали служить в наш город?

– В 2016 году из-за болезни дочки, которой постоянно нужны обследование, хорошее лечение и квалифицированные врачи, я решил перевестись в Днепропетровскую область. На Луганщине со всем этим пока проблемы. И меня пригласили в Никополь. С самых первых дней и на протяжении двух лет службы у меня со всеми сложились очень хорошие отношения: с личным составом отдела, с представителями общественности, с городской властью. Поэтому всем говорю спасибо за поддержку и понимание. Кого нечаянно обидел – пусть простят. Ничего личного – только служба. Никополь я покидаю с легким сердцем. Просто так сложились жизненные обстоятельства.

 

Вел интервью Александр КОСЕНКО.



Статья предоставлена лучшей газетой Никополя — "Проспект Трубников". Подписывайтесь на газету в специальном разделе нашего портала -"ПОДПИСКА", а также во всех почтовых отделениях. Свежий номер "Проспекта" Вы сможете приобрести в точках продажи прессы.

AddThis Social Bookmark Button
 

Нам интересно Ваше мнение по затронутой выше теме. А что думаете Вы? Ваши мнения лягут в основу нашей дальнейшей работы. Лучшие высказывания будут опубликованы в "Проспекте Трубников".

Если Вы нашли ошибку или несовпадение, выделите текст и нажмите "Shift"+"Enter"

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ