НТМ - Новини Твого Мiста

  • leftlayout Layout
  • rightlayout Layout
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Главная НОВОСТИ Никополь и его история ЛЕТЧИКИ-АСЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ. ИВАН КОНСТАНТИНОВИЧ ОЛЕФИРЕНКО (Окончание. Начало в №35)
ЛЕТЧИКИ-АСЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ. ИВАН КОНСТАНТИНОВИЧ ОЛЕФИРЕНКО (Окончание. Начало в №35) Печать E-mail
Рейтинг статьи: / 0
ХудшийЛучший 
03.09.2018 09:58

kobraВ начале января 1944 года полк Александра Покрышкина стоял в Черниговке Запорожской области на отдыхе, учебе, пополнении материальной частью.

Вскоре некоторым летчикам из второй и третьей эскадрилий, имеющим опыт перегона самолетов, была поставлена задача получить и доставить в Черниговку новые истребители. Командировка была на Кавказ. Возглавлял группу «перегонщиков» Иван Олефиренко. Рядом были опытные летчики: Копылов, Жердев, Березкин, Сухов и другие. Командировочные прибыли на экзотический Кавказ с его незатемненными городами, шумными, красочными базарами.

Уже начало апреля. Группа Олефиренко здесь уже два месяца. Все группы «перегонщиков», за исключением группы Ивана, уже покинули аэродром на новых самолетах.

Через несколько дней появилась партия новых самолетов, доставленных «лётом». Ребята повеселели. Документы уже оформлялись, началась приемка самолетов. Было получено разрешение на перелет.

И вдруг на маршруте испортилась погода. Какая досада.

А потом пополз слушок: отобрать хотят самолеты у покрышкинцев, чтобы передать их другим «покупателям», которые приехали всего лишь три дня тому назад.

Взыграла у покрышкинцев кровь:

– Как это отобрать? Мы здесь два месяца, еле дождались машин, а они – отобрать! Нет, не на тех напали, не отдадим!

Олефиренко задумался: дома их ждут и молодежь «безлошадная», и многие «старики», чьи истребители так поистрепались в воздушных боях, что годятся разве что в утиль.

Олефиренко подозвал Копылова и Жердева – они его заместители:

– Ребята, завтра улетим – во что бы то ни стало!..

…Все двенадцать самолетов, крыло к крылу, ровным рядом выстроились на краю аэродрома. К летчикам уже привыкли и технический состав, и охрана. Диспетчеры сказали, что ждут разрешения на вылет. Но прошло больше двух часов. Разрешение на вылет не дают. Олефиренко еще раз к синоптикам сходил. Пришел к летчикам и скомандовал:

– По самолетам!

Покрышкинцы – к кабинам, а часовой:

– Стой! Стрелять буду!

Иван Олефиренко кричит ему:

– Двигатели опробовать надо. Тебе что, в первый раз? А разрешение сейчас будет.

Патрульный смягчился, пропустил. Потом примирительно сказал:

– Только парашюты не надевайте.

– А зачем нам парашюты, браток? – снисходительно спрашивает Жердев.

Летчики уже в кабинах. Запустили двигатели, прогревают их. Наушники надели.

– Взлет! – прозвучала команда Ивана Олефиренко.

Из интервью с летчиком-истребителем Владимиром Васильевичем Титовичем,
ветераном Великой Отечественной войны: 
«А в штопор «Кобра» в любой валилась. Хоть плоский, хоть простой. И садилась
очень плохо…
Кроме того, особенностью этого американского самолета было то, что при
энергичных попытках летчика вывести самолет из штопора – он, практически всегда,
ни в какую не выводился из него. Но при отпускании летчиком ручки – то есть
прекращении борьбы за «летучесть» и, соответственно, живучесть самолета
и летчика – «Аэрокобра» почти всегда самостоятельно выходила из критической
ситуации в воздухе. Командир 1-й аэ 16-го гиап гвардии капитан Олефиренко со
своей «Аэрокоброй» не совладал, причем не в условиях воздушного
противоборства, а в учебно-тренировочном полете.
Жаль и обидно…»

И, повинуясь этому приказу, все двенадцать двигателей заработали и все двенадцать истребителей покатились вперед, разбежались и пошли на взлет...

…В Черниговке «перегонщиков» встречали командование полка, комдив Ибрагим Дзусов, начальник политотдела дивизии Мачнёв.

«Перегонщики» идут докладывать начальству, ждут благодарности за двенадцать новых истребителей. Но начальство все хмурое и недовольное. Олефиренко попытался отдать комдиву рапорт, а Дзусов, сердито махнув рукой, прервал Ивана на полуслове...

– Что же вы натворили? – загремел комдив чуть ли не на весь аэродром. – Самолеты украли! Телеграммы от начальства идут одна за другой, ругают меня, требуют наказать вас...

...Бушевал Дзусов минут десять. Потом закурил, успокоился и вдруг улыбнулся:

– А все же молодцы, что самолеты пригнали. Они нам позарез нужны! При такой плохой погоде огромное расстояние преодолеть и ни одного самолета не поломать. Настоящие орлы!

Начальник политотдела дивизии требовал наказать Олефиренко за самовольство. Комдив Дзусов ответил:

– Наказать всегда можно. А ребятам вылетать на фронт через несколько дней..

В Черниговке Иван Константинович Олефиренко был назначен командиром первой эскадрильи. Той, которой раньше командовал Покрышкин. За год Иван сумел постичь нелегкую науку. И тут было не просто продвижение по службе, не стечение обстоятельств, в результате чего он стал комэском. На эту должность тщательно отбирают кандидата. И делают это компетентные люди, сами прошедшие этот этап – эскадрилью. Кто такой комэск? Это он водит в бой группы самолетов, от него, его мастерства и выучки, воли зависит результат воздушного боя, а значит – и жизни летчиков.

За «черниговский» период произошли изменения в руководстве: командир полка Покрышкин сменил полковника Дзусова на должности командира дивизии. Сам Дзусов тоже пошел на повышение – стал командиром авиакорпуса. Полк перебазировался под Винницу, в Ямполь...

...Утром Покрышкин отдал распоряжение своему заместителю подполковнику Заеву об организации с летчиками изучения района предстоящих боевых действий до прибытия авиатехников из-под Одессы, а сам вылетел в штаб авиакорпуса. Он дислоцировался в Стефанештах. За два дня Покрышкин согласовал все вопросы и облетал выделенные для авиаполков аэродромы. Неожиданно к нему прибыли Заев и Мачнёв. Покрышкин сразу почуял недоброе.

Предоставим слово Александру Покрышкину: «Я с беспокойством спросил, что случилось, почему заместитель и политработник оставили дивизию без командования.

– Решил прилететь и доложить. В учебных полетах разбился командир эскадрильи Олефиренко. Клубов стрелял в моториста, убил его. Что делается, что делается, – качал головой Заев.

Внимательно выслушал сообщение. Исполняющий обязанности командира полка Речкалов, не дождавшись прибытия по железной дороге техсостава, начал проводить полеты. В самолете Олефиренко находившаяся в хвостовом отсеке сумка с инструментом нарушила центровку. В учебном воздушном бою истребитель сорвался в плоский штопор. Летчик делал все, чтобы спасти самолет. Выбросился из него он лишь у самой земли. Парашют не успел раскрыться полностью и Олефиренко погиб. После его похорон, по дороге в общежитие Клубов поссорился с мотористом и выстрелил в него из пистолета.

Такое начало деятельности в должности командира дивизии поразило меня как гром среди ясного неба.

– А вы что делали? Как допустили полеты без техсостава, а также поминки со спиртным? – спросил я. – Возвращайтесь немедленно в Ямполь и с прибытием техсостава организуйте перегонку полков к линии фронта. Со всеми этими фактами строго разберусь, когда приеду» (А. И. Покрышкин, «Познать себя в бою», из-во ДОСААФ, Москва, 1986 г.; стр. 374–375).

Дальше Покрышкин пишет: «В беседе с мотористом выяснилось, что он сам виноват в ссоре. Не рассмотрел в темноте офицера, нагрубил ему. Клубов проявил ненужную запальчивость, выстрелил вверх. За это, разумеется, он был наказан».

Вот такая боевая биография Ивана Константиновича Олефиренко – инструктора Никопольского аэроклуба, начальника Марганецкого филиала Никопольского аэроклуба.

 

Владимир Резник.

 

 


Наша справка

Иван Константинович Олефиренко родился в 1912 году в селе Данькильбурум (Симферопольский район Крымской АССР). С 15 августа 1941 года – в рядах Красной Армии.

С августа 1941 года – на фронтах Великой Отечественной войны в должности командира звена 4-й эскадрильи 9-го отдельного авиационного полка Особой авиационной группы Гражданского Воздушного Флота (4-я Воздушная армия, Северо-Кавказский фронт). В 1942–1943 гг. был закреплённым летчиком для обслуживания и выполнения особых заданий генерал-майора Алексеева. Выполнил 394 боевых вылета на «У-2» (включая 21 ночью в тыл противника).

С апреля 1943 года служил в составе 16-го Гвардейского истребительного авиационного полка, где прошёл путь от рядового лётчика до командира эскадрильи. Летал на «Аэрокобре». Воевал на Северо-Кавказском, Южном, 4-м Украинском, 2-м Украинском фронтах.

10 мая 1944 года командир 1-й эскадрильи 16-го Гвардейского истребительного авиационного полка (9-я Гвардейская истребительная авиационная дивизия, 5-я Воздушная армия, 2-й Украинский фронт) гвардии капитан И. К. Олефиренко погиб в авиационной катастрофе. К тому времени выполнил около 150 боевых вылетов, провёл более 50 воздушных боёв, в которых сбил лично 15 и в составе группы 3 самолёта противника.

Награждён орденами: Красного Знамени (трижды – 23.02.1942 г., 05.04.1943 г., 06.11.1943 г.), Отечественной войны 1-й степени (02.02.1944 г.), медалью «За оборону Кавказа» (05.05.1945 г., посмертно).

Похоронен в центральном парке села Гальжбиевка, Ямпольский район Винницкой области. Там надпись:

«Олефиренко Иван Константинович,

1912 – 10.05.1944 г.».


 

Статья предоставлена лучшей газетой Никополя — "Проспект Трубников". Подписывайтесь на газету в специальном разделе нашего портала -"ПОДПИСКА", а также во всех почтовых отделениях. Свежий номер "Проспекта" Вы сможете приобрести в точках продажи прессы.

AddThis Social Bookmark Button
 

Нам интересно Ваше мнение по затронутой выше теме. А что думаете Вы? Ваши мнения лягут в основу нашей дальнейшей работы. Лучшие высказывания будут опубликованы в "Проспекте Трубников".

Если Вы нашли ошибку или несовпадение, выделите текст и нажмите "Shift"+"Enter"

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ