НТМ - Новини Твого Мiста

  • leftlayout Layout
  • rightlayout Layout
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Главная НОВОСТИ Гвоздь номера ЛУЧШЕ ВЫЖИВАТЬ ВМЕСТЕ, ЧЕМ «УМИРАТЬ» В ОДИНОЧКУ, или СТОИТ ЛИ ПРОТИВИТЬСЯ ОБЪЕДИНЕНИЮ ГОРОДСКИХ БОЛЬНИЦ?
ЛУЧШЕ ВЫЖИВАТЬ ВМЕСТЕ, ЧЕМ «УМИРАТЬ» В ОДИНОЧКУ, или СТОИТ ЛИ ПРОТИВИТЬСЯ ОБЪЕДИНЕНИЮ ГОРОДСКИХ БОЛЬНИЦ? Печать E-mail
Рейтинг статьи: / 0
ХудшийЛучший 
19.08.2020 07:27

medicina

То, что у нас в стране продолжается медицинская реформа, знают, конечно же, все. Ведь здравоохранение – чуть ли не единственная отрасль, которая непосредственно касается каждого человека. В свое время прошел первый этап реформы – и у нас появились семейные врачи. Теперь наступила очередь вторички – и изменения должны произойти в работе больниц

В последние две недели в Никополе активно обсуждается тема объединения всех городских больниц в одно лечебное учреждение. Такой вопрос должны рассмотреть на ближайшей сессии депутаты городского совета.

Многие никопольчане опасаются подобного новшества, видя в нем ухудшение качества медицинской помощи, в частности детям. Особенно в отношении детской городской больницы, которая после реконструкции в течение каких-то пары месяцев должна открыть свои двери для маленьких пациентов.

Что же происходит в реформировании городской медицины? Зачем и кому нужно объединение больниц в Никополе? Кто от этого выиграет и кто проиграет? На эти и другие вопросы сегодня отвечает главный врач городской больницы №4, врач высшей категории, председатель постоянной депутатской комиссии по здравоохранению и социальной защите Никопольского горсовета Надежда БРЕДИХИНА.

bredihina

– Надежда Александровна, о медицинской реформе горожанам, безусловно, известно. Но обычному человеку наверняка трудно сориентироваться, как реально это будет происходить, в том числе в нашем городе. Не могли бы вы как медик и управленец в отрасли медицины с большим стажем рассказать, как реформа выглядит, так сказать, изнутри?

– Для этого, считаю, нужно вернуться в 2012 год, когда в Украине был принят так называемый закон о медицинской реформе, согласно которому в стране должны были появиться первичная, вторичная, третичная и экстренная медицины. Первичная (семейная) и экстренная на сегодня сформировались, а в 2020 году пришла очередь реформировать вторичку.

Сейчас мы переживаем, можно сказать, переходный период, когда еще отрабатываются какие-то моменты и нюансы. Тем не менее, с 1 апреля этого года второй этап реформирования официально введен по всей Украине, и нашему городу тоже необходимо вести работу в направлении, которое задает действующее законодательство.

– И в чем же заключаются перемены?

– В первую очередь, меняется форма финансирования лечебных учреждений. С 1 апреля 2020 года больницы полностью «отлучаются» от бюджетов всех уровней, то есть бюджетного финансирования не будет никакого. Теперь их финансирует Национальная служба здоровья Украины (НСЗУ), с которой они заключают договор на предоставление определенных пакетов медицинских услуг.

Каждая услуга рассчитана на врача и пациента. Другими словами, начал действовать принцип «деньги ходят за пациентом». Например, пришел человек в поликлинику к узкому специалисту – НСЗУ заплатит за него лечебному учреждению 49 гривен. В эту сумму заложены все затраты больницы на обслуживание больного. Если он, к примеру, посетил кардиолога, то это консультация, кардиограмма, необходимые анализы и т. д. Все это стоит 49 гривен. Если же человек поступил в стационар, НСЗУ заплатит больнице 490 гривен, в которые входит работа медперсонала, лабораторные исследования, медикаменты и т. п. Причем не важно, пробудет больной в стационаре два дня или десять.

– Получается, что человека должны вылечить за 490 гривен? Так и хочется спросить: не маловато ли?

– К сожалению, за основу расчетов стоимости медицинских услуг почему-то взяли финансирование 2018 года. Кстати, добиться какого-то конкретного разъяснения, как проводились расчеты стоимости каждой услуги, не представляется возможным. Наверное, сумму финансирования разделили на количество случаев заболевания и получили цифры, которые теперь выставляются.

Но есть и другой аспект. На практике получается, что больница не может получить от НСЗУ оплату всех предоставленных ею услуг. Например, по нашей больнице №4 плановый показатель по инсультам – 24. На самом деле таких больных поступает больше. В июле, к примеру, их было 37. Но платят нам только за 24 случая. За остальные, говорят, возможно, доплатят… когда-то. Когда – мы прекрасно знаем.

– Наверняка, это не единственная недоработка на этом этапе реформы?

– Да, это так. Раньше у нас были унифицированные и локальные протоколы лечения того или иного заболевания. Потом «новый» министр здравоохранения Супрун заявила, что будут вводиться британские протоколы с адаптированным переводом на украинский язык. Этого не случилось, нам начали сбрасывать протоколы на английском, чтобы мы сами их переводили. В связи с этим возникли определенные сложности, но даже не с переводом. А с тем, что в этих протоколах значилось много препаратов, которые не лицензированы в Украине.

На сегодня ситуация вообще парадоксальная: все старые протоколы отменены, но ни один новый не введен. Вот в таких условиях работают наши врачи.

Более того, существует национальный перечень медикаментов, согласно которому обеспечиваются больницы. В этом перечне, например, для лечения инсульта есть всего два препарата: магнезия и нейроцитин. Мы можем использовать только их. Но, поверьте, этого далеко недостаточно для лечения инсульта. Поэтому приходится предлагать родственникам купить еще ряд лекарств, которых нет в национальном перечне. Это, безусловно, вызывает нарекания. Но, кроме магнезии и нейроцитина, больница не имеет права ничего другого приобретать.

– А кто будет платить за содержание здания и коммунальные услуги больниц?

– Их собственник. В нашем случае – это Никопольский горсовет.

– Насколько мне известно, согласно реформе у нас должен быть Никопольский госпитальный округ с опорной больницей №4?

– Да, изначально так и было. Кроме Никополя в этот госпитальный округ должны были войти города Марганец и Покров, а также Никопольский и Томаковский районы. Но в конце 2019 года появилось новое постановление Кабмина, согласно которому госпитальные округа в Украине укрупняются и меняют свои границы. Теперь у нас создан Днепропетровский госпитальный округ, в который входит территория всей области. Не буду сейчас говорить о том, насколько это было целесообразно, особенно с учетом состояния наших дорог, но именно такое решение было принято.

Так вот, в каждом госпитальном округе на законодательном уровне определены два вида лечебных учреждений вторичного уровня – больница интенсивного лечения 1-го уровня и больница интенсивного лечения 2-го уровня. Больницы интенсивного лечения 1-го уровня – это лечебные учреждения общего профиля. Такие опорные больницы будут в Марганце и Покрове.

Больницы интенсивного лечения 2-го уровня – это более специализированные лечебные учреждения с такими отделениями, как кардиология, неврология, эндокринология, офтальмология и т. п. Согласно принятому в январе этого года постановлению Кабмина именно такой опорной больницей в нашем регионе определена Никопольская городская больница №4.

При этом никаких других коммунальных больниц в округе не предусмотрено в структуре лечебных учреждений. В пакетах медицинских услуг, которые значатся в договорах с Национальной службой здоровья Украины, так и записано: оказание амбулаторной и стационарной помощи (в том числе психиатрической) взрослым и детям. Точка.

К слову, есть еще и приоритетные пакеты услуг, в частности по инсультам, инфарктам, родовспоможению, эндоскопии (для больных с подозрением на онкологию). Кстати, последние почему-то должны быть старше 50 лет, как будто молодые люди не болеют онкологией. Есть и другие моменты. Например, наша больница оказала меньше эндоскопических услуг, чем было запланировано, и с нас сняли 600 тысяч гривен, хотя мы на них, безусловно, рассчитывали. Я позвонила в НСЗУ и говорю, что мы ведь не виноваты в эпидемии коронавируса, в том, что действует запрет на прохождение обследований и т. п. Ответ был такой: не вы одни, возможно, в конце года эти деньги вернем. Не знаю, как кто, а я практически не верю, что это произойдет. Вот в таких «интересных» условиях мы тоже должны сегодня работать.

– А предусматривает ли реформа укрепление материально-технической базы опорных больниц, в частности пополнение медицинского оборудования?

– Да, предусматривает. Так, например, Минздрав заключил договор с Мировым банком на финансирование опорных больниц для создания в них отделений экстренной помощи. Это вроде приемного покоя, куда привозят больного. Но теперь там его должны обследовать с помощью диагностического оборудования и лабораторных анализов, после чего врач должен решить, в какое отделение человека нужно определить, или, возможно, оставить его еще на какое-то время в отделении – в случае сомнений относительно диагноза, чтобы провести дополнительное обследование.

Также для больниц интенсивного лечения 1-го уровня в Марганце и Покрове выделены компьютерные томографы, а по нашей «четверке» (как больнице интенсивного лечения 2-го уровня) внесены в планы закупок компьютерный томограф, магниторезонансный томограф, ангиограф и рентген-аппарат. УЗИ-аппарат и эндоскопическое оборудование для нас уже закупил город.

Кроме того, в больнице запланирован ремонт с реконструкцией отделения экстренной медицинской помощи (приемный покой), которым занимается департамент капитального строительства облгосадминистрации.

– Надежда Александровна, зачем все-таки нужно объединять все больницы города? Иначе никак?

Никак. Если этого сейчас не сделать, если лечебные учреждения не объединятся под эгидой опорной больницы №4, не будет финансирования из НСЗУ, а значит, остальные больницы просто «умрут». Это реальность, которую нельзя изменить. Решение принято на законодательном уровне, поэтому мы даже название опорной больницы не можем изменить, не то что структуру. Пакеты услуг, по которым городские больницы уже заключили договоры с НСЗУ, не обеспечат им нормальное существование.

Не зря же с апреля этого года из местного бюджета была оказана финансовая поддержка никопольским лечебным учреждениям: детской больнице – 70%, психоневрологическому диспансеру – 40%, роддому – 30% и ургентной стоматологии – 100%. Причем это только на выплату заработной платы.

Да, в первом квартале 2020 года нас спасало бюджетное финансирование. Но сейчас его нет. Более того, теперь мы должны еще и сами зарабатывать деньги. Так, например, в августе этого года НСЗУ профинансирует больницам 90% услуг, а 10% им нужно заработать. В сентябре эта пропорция составляет 80% и 20% и так далее, пока не будет 60% и 40%.

– Как больницы будут зарабатывать деньги?

– С помощью платных услуг. К примеру, в амбулаторном лечении что-то оплачивает НСЗУ, а что-то – пациент. Например, если у человека есть декларация с семейным врачом, он может взять у него электронное направление в лечебное учреждение любого города. Поэтому, если в нашей больнице будет хорошая лечебно-диагностическая база, к нам поедут пациенты из других городов и областей, даже из других стран, где медицинская помощь очень дорогая (такая практика уже существует, в Украину едут из США, Израиля). На этом мы тоже можем зарабатывать деньги. Поэтому заинтересованы вводить разные и качественные услуги, чтобы люди приходили к нам.

Правда, пока нет методики расчета стоимости наших услуг. Мы имеем право рассчитывать их только по себестоимости, которая, в свою очередь, зависит от зарплаты и койко-места. Правда, дальше – еще интересней. Расчет должен проводиться по разработанному Кабмином перечню 1996 года!

Кроме того, нигде не учтены плановые больные, те люди, которых направляет в больницу военкомат, МСЭК. Кто за них должен заплатить – непонятно. Город возьмет на себя дополнительную нагрузку или плановый пациент должен заплатить в кассу больницы? Вопросы, к сожалению, остаются.

– Давайте вернемся к объединению больниц. Как, по-вашему, почему мнения разделились? Почему многие, в том числе и медики, против?

– Я считаю все это нездоровым ажиотажем, который может привести к негативным последствиям. В основном против объединения выступают работники детской больницы. Да, у лечебных учреждений есть право выбора: они должны или объединиться с другими, или искать, кто будет их содержать. Потому что у них просто нет такого количества медицинских услуг, за которые заплатит НСЗУ.

Таким образом, планируется, что отдельно в Никополе будут работать только роддом и стоматология. Все остальные должны влиться в опорную больницу №4. Если ту же детскую больницу оставить в самостоятельном плавании, то до осени она еще кое-как просуществует, а потом денег не будет и она может повторить судьбу детского санатория. Разве что они найдут кого-то, кто выкупит больницу и будет ее финансировать, но это уже будет платное лечебное учреждение.

За объединение говорит и тот факт, что на каждую амбулаторную и стационарную услугу должен быть соответствующий перечень специалистов. Если его не будет, НСЗУ за услугу не заплатит. К примеру, должно быть четыре штатных специалиста. А если штатных будет два, а два – приходящих, договор на услугу НСЗУ не подпишет.

– И какова ситуация в вашей больнице с медицинскими кадрами?

– У нас штат врачей укомплектован на 94%, а медсестер – на 100%. Больше всего мы ощущаем нехватку анестезиологов. Но в случае объединения к нашим трем добавится один анестезиолог из детской больницы и получится полноценный пост. В результате врач, который знает, как работать на наркозных и дыхательных аппаратах, не будет сидеть в ожидании «своего» пациента. Он пойдет оказывать помощь тому, кто в ней нуждается в данный момент, причем не важно кому – взрослому или ребенку.

Хочу подчеркнуть, что медики напрасно боятся при объединении больниц попасть под сокращение. Ни один врач и ни одна медсестра сокращены не будут! Ведь меняется, как говорят, только вывеска. В остальном все медики как работали, так и будут работать. Потому что в больнице остаются все отделения: кардиология, хирургия, травматология и т. д. Разве что главному врачу детской больницы будет предложена другая должность. Так что все опасения медиков совершенно беспочвенны. Реорганизации подлежат только вспомогательные службы: пищеблоки, прачечные и т. д. Там есть что оптимизировать.

Например, метрологи в разных больницах работают на 25% или 50% ставки. Причем понятно, что эти деньги доплачиваются каким-то другим специалистам, потому что на четверть ставки никто не пойдет. После объединения у нас будет одна полноценная ставка, и человек сможет качественно работать во всех отделениях.

Или другой момент. У нас нет сегодня полноценной бухгалтерии, а требования сегодня к этой службе очень высокие. В частности, необходимо создать целый отдел по работе с системой Прозорро (заведующий и два специалиста), который будет заниматься закупками (кстати, зарплата у них четко определена законодателем, и она выше, чем у врачей). Конечно же, создавать такой отдел в каждой больнице затратно и необоснованно. Поэтому он будет один в больнице.

Кроме того, при закупке медицинского оборудования нужен человек с техническим образованием, который разбирается в его характеристиках. Ведь медики в этом не специалисты. Поэтому в больнице должен быть инженер. Также необходим специалист по эксплуатации оборудования. Сейчас у нас такового нет, а оборудование очень серьезное, цифровое (по требованию НСЗУ). Так что оптимизация и реорганизация, повторюсь, коснутся только вспомогательных служб.

– Может, сотрудники детской больницы боятся, что кто-то будет посягать на их здание, которое они с такой любовью готовят к открытию?

– Напрасно. Здание, которое готовится к открытию, будет обслуживать только детей. Поэтому не нужно волноваться, «давить» на депутатов, привлекать соцсети и прессу для «защиты детей от плохой городской власти». Лучше спокойно вникнуть, проанализировать ситуацию и понять, что объединение больниц – это единственный сегодня путь к выживанию в условиях медицинской реформы.

– Скажите, пожалуйста, как вы лично относитесь к сегодняшнему реформированию?

– К самому его принципу – положительно. Но вот в процессе внедрения его, как вы уже поняли из нашего разговора, есть много недоработок и нестыковок. Вот взять, к примеру, хотя бы повышение заработной платы медицинскому персоналу. Да, прокричали, что врачам повысят на 70%, медсестрам – на 50%, а младшим медсестрам – на 25%, но не от минимальной зарплаты, а от минимального тарифного разряда. С учетом того, что минималка с сентября будет составлять 5000 гривен, а минимальный тарифный разряд – 2630 гривен, легко посчитать, какое будет повышение зарплат у медиков.

Словом, вопросы по реформированию есть, недоработки – тоже. Но реалии таковы: закон о стратегии развития здравоохранения в стране есть, структура коммунальных лечебных учреждений на законодательном уровне утверждена, финансирование по принципу «за выполненную работу» предусмотрено. Поэтому приводим все в соответствие с действующим законодательством и как выполняли, так и продолжаем выполнять основную функцию здравоохранения – лечим всех пациентов. И детей, и взрослых.

 

На фото: Надежда БРЕДИХИНА, главный врач городской больницы №4, врач высшей категории, председатель постоянной депутатской комиссии по здравоохранению и социальной защите Никопольского горсовета

 

Ольга НЕТРЕБА.


 

 

Статья предоставлена лучшей газетой Никополя — "Проспект Трубников". Свежий номер "Проспекта" Вы можете приобрести в точках продажи прессы или оформив подписку.
AddThis Social Bookmark Button
 

Нам интересно Ваше мнение по затронутой выше теме. А что думаете Вы? Ваши мнения лягут в основу нашей дальнейшей работы. Лучшие высказывания будут опубликованы в "Проспекте Трубников".

     Свежий номер уже в продаже

48-01

Посмотреть предыдущие выпуски

О нас

Если Вы нашли ошибку или несовпадение, выделите текст и нажмите "Shift"+"Enter"

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ