НТМ - Новини Твого Мiста

  • leftlayout Layout
  • rightlayout Layout
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Главная НОВОСТИ Знаменитые земляки Фронтовые дороги корреспондента
Фронтовые дороги корреспондента Печать E-mail
Рейтинг статьи: / 0
ХудшийЛучший 
19.11.2016 13:29

Чтобы написать о смелых людях, нужно самому обладать этим качеством. Передать во всей полноте подлинные чувства бесстрашных может тот, кто сам не ведает страха. Таким был и остается в нашей памяти журналист, писатель и воин Сергей Александрович Борзенко. Его биография связана и с нашим городом

Родился Сергей 3 июля 1909 года в Харькове. Когда мальчику исполнилось пять лет, произошла семейная драма – ссора родителей. Они поделили детей: мать Антонина Захаровна увезла с собой Евгения, а Сережа остался с отцом Александром Ивановичем.

Сергей рано стал самостоятельным, рано научился читать. Большую помощь и заботу оказывала старшая сестра отца, крестная мама Наталья. Она-то и подарила мальчику сборник сочинений Василия Жуковского – том в синем переплете, тисненом золотом.

После отъезда матери Сережа с отцом переехали в Никополь. Здесь и прошло детство мальчика. Александр Иванович служил в ветеринарной лечебнице фельдшером, ведь в свое время окончил фельдшерскую школу.

Время было суровое. Началась гражданская война. Мальчик видел, как кайзеровские войска расправлялись с крестьянами и расстреливали красноармейцев за забором лечебницы у кургана. В 1918 году он проводил отца в Красную Армию. На вокзале Сергей просил взять его с собой на фронт. Александр Иванович сурово сказал: «Ты еще маленький, надо подрасти», – и обнял сына. Проводив отца, мальчик ушел в степь и долго, до темноты, лежал на земле, уткнувшись лицом в полынь, горько плакал.

После ухода на фронт Александра Ивановича Сережа воспитывался в семье второго ветфельдшера Сергея Матвеевича и Натальи Николаевны Гладких и посещал школу Бабушкиной (бывшая восьмилетняя школа №3). Он хорошо учился, много читал.

В городе гремели выстрелы. В Никополе были красные, а в Каменке – белые. Мальчик пережил сильный артиллерийский обстрел города, ярмарочной площади, где находилась ветеринарная лечебница.

Часто бывал Сережа у знакомых отца – в семье ветеринарного врача Василия Митрофановича Моралева. Как-то под вечер батько Махно в сопровождении своего многочисленного конвоя проезжал мимо ветеринарной лечебницы, на крыльце которой стоял десятилетний Сережа. Мальчик поднял голову и увидел перед собой небольшого роста всадника с черными густыми волосами, на желто-чахоточном лице которого отражалось страдание. Таким и запомнил его на всю жизнь, таким и описал в романе «Какой простор! Книга 1. Золотой шлях».

А однажды в Никополь ворвалась конница белых. Уже совсем стемнело. Сережа шел по пустынной улице. И только он завернул за угол, как увидел человека с винтовкой, который поднялся из канавы. Оглядываясь по сторонам, человек приблизился к мальчику и начал что-то быстро лепетать на непонятном языке. Сережа присмотрелся к нему и увидел, что это китаец с красной звездой на фуражке. Китаец, показывая рукой, что-то спрашивал – видимо, куда идти, где найти своих.

buddeniy

Семен Михайлович Буденный беседует с Сергеем Борзенко

– Красные отступили. Кругом враги… Поймите…

Кажется, китаец понял, что сказал ему мальчик. Он вогнал в ствол винтовки патрон, поставил на предохранитель затвор и расстегнул висевший на поясе подсумок.

– Товалися, – он поднял приветственно руку и пошел, держась в тени забора.

Сережа вдруг вспомнил, как белые рубили людей на подводе.

– Эй, постой, – мальчик догнал китайца и зашептал, – пойдем к нам, спрячу тебя…

Китаец понял. Они перелезли через забор. И тайком, чтобы никто не заметил, Сережа провел его на чердак лечебницы. А потом так же тайком носил ему в кувшине воду, пироги с рисом, хотя и самого мальчика семья Гладких, где оставил его отец, укрывала в то время от посторонних глаз. Китайца спас приход Первой Конной Армии. Сережа пошел тогда с китайцем на митинг и слушал выступление Калинина.

Почти три года прожил Сергей в семье Гладких. И только в 1922 году он переезжает в Харьков, заканчивает семилетку, работает слесарем и электромонтером, вечером учится в электротехническом институте. Начинает работать в харьковских трамвайных мастерских.

Первые стихи Борзенко напечатал в городской газете, когда ему было 14 лет. А в 16 в журнале опубликовал первый рассказ «Халява». Так началась его литературная деятельность. Он пишет в местные газеты свои первые статьи, очерки. Работая в 1930-е гг. корреспондентом газет, Борзенко исколесил всю Украину. В годы индустриализации бывал на многих фабриках и заводах, спускался в подземные глубины шахт, где царил смолянистый запах сосны, встречался с мужественными, волевыми людьми. Из этой рабочей среды вырастали настоящие люди, смелые и решительные.

Перед войной Борзенко работает корреспондентом газеты «Соціалістична Харківщина».

Началась война. С первых ее дней Борзенко на фронте. Находился он с редакцией газеты «Знамя Родины» при 18-й армии Южного фронта. В его фронтовой записной книжке на первой странице было написано крупными буквами: «Я презираю смерть». С этим девизом он прошел всю войну.

17 августа 1941 года оккупанты вошли в Никополь. 23 августа Борзенко находился рядом – в Каменке-Днепровской. Вот такая запись появилась в записной книжке газетчика: «В этом городе прошло мое детство. Там, в ветеринарной лечебнице, служил фельдшером мой отец, оттуда в 1918 году он ушел в Красную Армию. Я хорошо помню, как в Никополе находились красные, а в Каменке – белые, обстреливавшие ярмарочную площадь, на которой мы тогда жили. Детство! Как часто во время войны мы обращаемся к нему в своих воспоминаниях.

С наблюдательного пункта Никополь виден как на ладони. Мне хотелось найти знакомые здания, родную школу, ветеринарную лечебницу, пристань. В стереотрубу видно было оживленное движение солдат в деревянной церкви. Семенов приказал обстрелять церковь. Со второго залпа она загорелась как свеча. К ней подъехало около 30-ти грузовиков. Батарея повела беглый огонь, разбила несколько машин. Тогда к горящей церкви бросились солдаты, пытаясь вынести из нее какие-то ящики. Еще несколько выстрелов, и церковь рассыпалась со всем содержимым. В ней оказался склад артиллерийских снарядов».

kosmonaft

Летчик-космонавт Андриян Николаев и Сергей Борзенко

Сергей Борзенко показал себя самым активным и деятельным сотрудником в редакции «Знамени Родины». В рейд по немецким тылам уходил кавалерийский корпус генерала Кириченко. Вместе с конниками редакция направила корреспондента Борзенко. Прошло десять дней. После тяжелого рейда кавалеристы возвратились в расположение наших войск. От Борзенко поступило сразу несколько материалов. Как всегда рассказывающих о мужестве кавалеристов. Однако сам он в редакции не появлялся. Редактор начал тревожиться. Через несколько дней начальник политотдела сообщил редактору: генерал Кириченко просит оставить Сергея Борзенко у него в соединении как отличного командира. Естественно, ни редактор, ни начальник политотдела не согласились удовлетворить просьбу генерала, и через два дня Сергей появился в редакции. На груди у него висел новенький автомат – на зависть всей редакции – с дарственной надписью от генерала Кириченко за храбрость в бою.

– Интересный человек, прекрасный генерал, – говорил о Кириченко Борзенко. – Любят его солдаты, гордятся тем, что служат под командованием такого доблестного генерала.

А в политотдел 18-й армии пришло письмо от Кириченко. Генерал с большим уважением отзывался о Борзенко и хотел, чтобы к нему в корпус снова прислали этого корреспондента:

«Начальнику Политуправления Севкавфронта

бригадному комиссару тов. Емельянову.

Убедительно прошу Вас командировать в мое распоряжение специального корреспондента газеты «Знамя Родины» 18-й армии Борзенко Сергея Александровича, прошедшего со мной самые трудные моменты нашей боевой деятельности в период боев в Донбассе и на Украине.

Прошу не отказать для такой же его работы перевести его ко мне. Взамен я пошлю в 18-ю армию любого сотрудника газеты «Звезда Советов».

Гвардии генерал-лейтенант Н. Я. Кириченко. 12.09.42 г.»

 

Редактор газеты «Знамя Родины» В. Верховский, не желая терять такого корреспондента, категорически отказался отпускать Борзенко. Верховский потом писал: «На мой вопрос, почему корреспонденты, находящиеся в других частях, в том числе и кадровые журналисты, не успевают угнаться за Борзенко, мне отвечали: «Так он и до войны нам частенько «ставил перья».

Когда генерал Кириченко прислал письмо в политотдел 18-й армии, Сергей Борзенко по заданию редакции уже направлялся с диверсионным отрядом особого назначения в тыл врага северо-восточнее Туапсе в район Нефтегорска.

Борзенко по-прежнему внимательно следил за подготовкой десантников Цезаря Куникова к высадке и вскоре сам оказался участником этого события…

 

Владимир РЕЗНИК

 

 

 

Статья предоставлена лучшей газетой Никополя — "Проспект Трубников". Подписывайтесь на газету в специальном разделе нашего портала -"ПОДПИСКА", а также во всех почтовых отделениях. Свежий номер "Проспекта" Вы сможете приобрести в точках продажи прессы.

AddThis Social Bookmark Button
 

Нам интересно Ваше мнение по затронутой выше теме. А что думаете Вы? Ваши мнения лягут в основу нашей дальнейшей работы. Лучшие высказывания будут опубликованы в "Проспекте Трубников".

     Свежий номер уже в продаже

22-01

Посмотреть предыдущие выпуски

О нас

Если Вы нашли ошибку или несовпадение, выделите текст и нажмите "Shift"+"Enter"

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ