НТМ - Новини Твого Мiста

  • leftlayout Layout
  • rightlayout Layout
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Главная НОВОСТИ Знаменитые земляки ЛЕВ ХЛЯСТИКОВ И ЕГО «МСТИТЕЛЬ»
ЛЕВ ХЛЯСТИКОВ И ЕГО «МСТИТЕЛЬ» Печать E-mail
Рейтинг статьи: / 1
ХудшийЛучший 
24.09.2014 18:00

Хороший спортсмен стал подпольщиком, не дожив до свободы два месяца

Немногие знают, что Лев Федорович (по другой версии – Саввич) Хлястиков, имя которого носит одна из улиц города, был известным в Никополе спортсменом… Горожанам он известен больше как руководитель группы подпольщиков «Мститель», которая расплатилась за победу над врагом ценою жизней 60-ти патриотов. 22 сентября те, кто помнит фашистскую оккупацию, отметили День партизанской славы. И один из тех, кто этой славы по праву заслуживает, был Лев Хлястиков, не дождавшийся освобождения родного города всего двух месяцев…

hlyastikovЛев Хлястиков родился в 1911 году. Отслужив в армии, в 1936 г. он возвратился в Никополь и стал работать инструктором отдела по вопросам физической культуры и спорта при Никопольском горисполкоме. О другой работе отличный спортсмен, призер Всесоюзных соревнований, перворазрядник по фехтованию, волейболу, футболу, награжденный многочисленными грамотами за личные достижения в спорте на Всесоюзных и армейских первенствах, наверное, и не мечтал. Тем более что в городе спорт тогда (особенно легкая атлетика и игровые виды) был в почете и очень любим молодежью.

Но грянула война. Хлястиков в числе первых был призван в ряды Красной Армии, служил в морской пехоте в Крыму. Летом 1942 года положение Красной Армии здесь стало критическим: армии генерала Манштейна взяли город-крепость Севастополь – главную базу Черноморского флота. Наши войска понесли большие потери: немцы уничтожили или захватили большое количество оружия и техники, в плену оказалось около 100 тысяч бойцов и офицеров РККА. Среди них был и раненный в боях за город моряков Лев Хлястиков… 

Во время этапирования советских военнопленных на принудительные работы в Германию Льву удалось сбежать. В октябре 1942-го с немалыми трудностями, минуя посты полицаев и пользуясь помощью местных жителей, еле державшийся на ногах и опухший Хлястиков одной из темных ночей пробрался в родной Никополь, где на улице Водопроводной, тянувшейся от самой Новопавловки до железнодорожной станции, жили его родители, жена Галина и двухлетняя дочурка Женечка...

Как писали авторы проекта «50 выдающихся никопольчан» Э. Фатеев, И. Анцышкин и М. Жуковский в небольшом очерке «Лев Хлястиков: взглянувший смерти в лицо», «…Зиму 1942–1943 годов Л. Хлястиков прятался дома и восстанавливал силы. А затем собранные родными 15 тыс. рублей помогли ему получить паспорт, другие документы и устроиться артистом в цирковую группу городского клуба» (вот где пригодились спортивные навыки Льва!)

Но не тот это был человек, чтобы в тылу врага его же и развлекать...
Уже весной 1943 г. он начал тайную работу по созданию подпольной группы народных мстителей.

Лев Федорович привлекает в ее ряды своих товарищей – таких же крепких, выносливых и проверенных довоенной дружбой физкультурников. Одним из них стал маститый волейболист и спринтер-легкоатлет Дмитрий Цеханович. В марте 1943-го был готов «костяк» подпольной группы, которая, по предложению возглавившего ее Хлястикова, стала называться «Мститель». Клятва подпольщиков звучала так: «Не жалея жизни, беспощадно бороться с врагом».

Действовать приходилось крайне осторожно и осмотрительно – не так давно потерпела провал группа молодых подпольщиков «Советская Родина». И Хлястиков это знал. Посему члены организации действовали отдельными группами-ячейками по 2–5 человек. И каждая практически не знала о другой! В целях строжайшей конспирации руководитель «Мстителя» не доверял никаким тайно передаваемым запискам или письменным документам – только личные встречи со старшими групп! В одно из таких «звеньев» входили молодые спортсмены-никопольчане: Михаил Коверсун, которого Хлястиков когда-то учил фехтовать на шпагах и рапирах, вратарь футбольной команды горсовета ДСО «Спартак» Михаил Емец, физкультурники Петр Кириченко и Николай Галушко. А всего к осени 1943 года в рядах «Мстителя» собралось около полутора десятков смельчаков: супруга Хлястикова Галина, Владимир Быковский, Вера Бондаренко, Константин Акимов, Константин Горюнов, Виктор Хващевский, Дмитрий Цеханович…
Жители Новопавловки немало натерпелись от притеснений, бесчинств и зверств полицаев и предателей. Недалеко ушли и сами захватчики. Как пишет никопольский историк Матвей Милявский в монографии «Они умирали стоя», «за малейшее нарушение «нового порядка» была одна мера наказания – расстрел. В городе вывешивались приказы о репрессиях против населения других городов. Когда в Днепропетровске было совершено покушение на немецкого офицера, гитлеровские палачи расстреляли сто ни в чем не повинных людей. Предупредили: впредь меры станут жёстче».

Местное подполье заявило о себе вскоре после оккупации Никополя – 17 августа 1941 года. На одной из улиц города выстрелом из пистолета был убит обер-лейтенант Адрунг. Это послужило сигналом к началу выступлений партизан. В сентябре на улице Антипова они подожгли автомашину с боеприпасами. Многочисленные облавы гитлеровцев были безрезультатными, и они для устрашения населения публично повесили железнодорожника Никифора Антипенко, обвинив его в связи с партизанами.

Первой в октябре 1941-го в Никополе стала подпольная молодежная группа «Правда», созданная учащимися педагогического техникума. Возглавил ее Николай Хилинский. Диверсионной работой она не занималась, но контрпропаганду вела активно: расклеивала листовки, сводки Совинформбюро, плакат с призывом почтить память Ленина в январе 1942-го… Когда из Никополя стали угонять молодежь, группе на время пришлось «залечь на дно» и скрываться по окрестным селам. Но уже в марте «правдисты» слились с еще одной группой молодых подпольщиков и взяли себе новое название – «Советская Родина». И снова на стенах домов появлялись листовки, сводки с фронта, карикатуры на главарей Третьего рейха. Молодые подпольщики срывали мобилизацию молодежи на работу в Германию, помогали советским военнопленным в фашистских лагерях, собирали оружие. Увы, в декабре 1942 г. подполье раскрыл внедренный в его ряды агент. Большинство подпольщиков были схвачены и подвергнуты пыткам.
В январе 1943 года арестованных повезли за город на расстрел. В дороге комсомольцы напали на охранников, обезоружили их и попытались скрыться. Но следовавший за машиной гитлеровский конвой открыл автоматный огонь. Спастись удалось немногим.
Николая Хилинского фашисты держали в тюрьме еще месяц с лишним. Но сломить не смогли. И расстреляли в День Красной армии – 23 февраля. Отца подпольщика – Александра Хилинского – угнали в Бухенвальд (оттуда его освободили весной 1945 г.). 

Но на смену павшим пришли другие стойкие духом. И это были «мстители» Хлястикова. После временного затишья, когда гитлеровцы успокоились, решив, что с подпольщиками в городе навсегда покончено, в районе вокзала и Новопавловки вдруг появились листовки, в которых сообщалось о победах советских войск под Курском и Орлом.
Лично Цеханович, по распоряжению Хлястикова, в доме киномеханика В. Литвина принимал сводки Совинформбюро, которые потом переписывались от руки, печатались на машинке и распространялись среди населения города и округи. 

Группа взялась за дело рьяно: кроме расклейки листовок, при удобном случае подпольщики похищали пистолеты, автоматы и гранаты (так было на разъезде «Никопольстрой», где ночью с помощью железнодорожников удалось взломать вагон с немецким оружием), убивали полицаев и оккупантов, а оружием пополняли арсенал организации. Для информирования населения о действиях Красной Армии раздобыли радиоприемник. А поскольку оккупанты грабили город и при малейшей возможности пытались вывезти все, что могло представлять культурную или историческую ценность, в Германию, «мстители» при участии научного работника Михаила Голуба из музейных фондов тайно изъяли часть исторических экспонатов и спрятали в надежном месте. 

Узнав, что в Каменке один бывший кулак наладил изготовление повидла для фашистской армии, Хлястиков с товарищами пробрались туда по поддельным документам, из которых следовало, что предъявитель их – коммерсант, имеющий заслуги перед немецким командованием. Быстро войдя в доверие к фашистскому прихвостню, Хлястиков и его спутники, желая якобы приобрести партию повидла и стать постоянными оптовыми покупателями, захотели ознакомиться с производством. И на складе незаметно всыпали в бочки с повидлом по доброй дозе припасенного заранее мышьяка. Расстались с повидловаром комплиментарно – «друзьями». А через месяц, когда на фронте немцы стали массово травиться «каменскими сладостями», заводчика из Каменки повесили немцы. 

По данным местных историков, Лев Хлястиков нашел и установил связь с подпольными группами в Никополе (в частности, с группой Александра Кардашова), Марганце, селах Капуловке и Покровском, в Каменке. А в августе–сентябре 1943 года – и с советскими парашютистами, заброшенными в Днепровские плавни. В это время и возникла идея создать партизанский отряд для помощи РККА. В Днепровском партизанском отряде им. Сталина к октябрю 1943 г. насчитывалось около 300 человек. 28 октября партизаны обстреляли на Днепре немецкие баржи, а через несколько дней в плавнях – две немецкие автомашины. 

С образованием Никопольского плацдарма осенью 1943 г. у подпольщиков наступила горячая пора: они наладили сбор информации о передвижении готовившихся к обороне крупных группировок войск противника, которую через партизан передавали по ту сторону фронта. Но и гитлеровцы не дремали: усилили агентуру, ужесточили режим. Работать подпольщикам становилось все труднее.

В итоге фашистам удалось напасть на след организации. Получив прямой сигнал о надвигающейся опасности, Хлястиков решил большую часть подпольщиков отослать в плавни к партизанам, а в городе оставить самых опытных товарищей.

Тем временем на борьбу с партизанами были направлены группа тайной полевой полиции (ГФП) и казацкая зондеркоманда майора Петера – бывшего лейтенанта Красной Армии Петра Галафаева, летом 1942 г. перешедшего на сторону немцев. Из донских казаков, ненавидящих советскую власть, он создал спецгруппу для борьбы с «народными мстителями». 

Под видом советских разведчиков агенты ГФП проникли в плавни и, заманив в засаду командование отряда, захватили его. После этого партизанский лагерь был атакован спецчастями немцев и калмыцкого кавалерийского корпуса. Бой завершился полным разгромом партизан. Хлястикову и нескольким подпольщикам удалось выйти из плавней в Никополь. Здесь они задумали осуществить подготовленный взрыв клуба, где гитлеровцы проводили совещания. Но взрыва не последовало. Подпольщиков уже ждали… 20 ноября 1943 года Хлястиков и другие члены «Мстителя» были арестованы. 

Начались пытки: «мстителей», которых держали в подвале дома, где находилась детская консультация, били железными прутьями, жгли раскаленными утюгами. Особенно издевались гитлеровцы над Хлястиковым. В последние дни перед казнью он уже не мог самостоятельно передвигаться. На прогулку его выводили под руки товарищи.

29 ноября Лев Федорович почувствовал себя совсем плохо.
– Наверное, все, друзья, – прошептал он и попросил раздобыть ему клочок бумаги и карандаш. У одного из арестованных нашлось и то, и другое. Хлястиков, стараясь унять дрожь в истерзанных руках, составил трогательную записку четырехлетней дочери Жене. Последние слова в нем: «Чем только можешь, послужи народу и нашей великой Родине».
На рассвете 1 декабря три грузовика, набитых подпольщиками, под усиленной охраной мчались по безлюдным улицам. На северо-западной окраине Никополя автомашины остановились. Подпольщиков отвели в поле и выстроили около выкопанного рва. Было холодно, и гитлеровцы торопились. Прозвучали гортанные слова команды, и навстречу непокоренным вскинулись стволы карабинов.

– Пли! – выкрикнул офицер зондеркоманды «Петер». Раздался первый залп, и в этот момент в морозной дымке показался краешек восходящего солнца. Лев Федорович повернулся к солнцу лицом, хотел что-то сказать товарищам, но тут грянул второй залп. Свет померк в глазах Хлястикова...

Тогда приняли смерть 60 подпольщиков. А в середине 60-х годов ХХ ст. в Никополе на братской могиле погибших подпольщиков, партизан и мирных жителей был сооружен памятник с надписью: «Героям комсомольцам-подпольщикам и тысячам никопольцев – жертвам фашизма, погибшим в 1941–1944 гг.». Бывшая Водопроводная улица, «прорезающая» теперь предместье от ул. Довгалевской до ул. Первомайской, названа именем Хлястикова. Мемориальная табличка в его честь установлена на первом из домов этой улицы.

С тех трагических дней прошло чуть более 70 лет. Изменился мир, в котором жили и боролись герои-подпольщики. Но историю не перепишешь. Пусть вечной будет память о героях никопольского подполья.

hlyastikov3

Сборная Никополя по волейболу 1938 года (третий слева – Лев Хлястиков)
hlyastikov2
Мемориальная табличка на доме, расположенном на ул. Хлястикова.

 

Валерий БЕНЬКО, член Национального Союза журналистов Украины.


ОТ РЕДАКЦИИ. А вот о другой малоизвестной и очень интересной странице партизанского движения на Никопольщине, о которой вам поведает журналист из Орджоникидзе Оксана Сизова, мы расскажем в одном из ближайших номеров «Проспекта». Следите за нашими публикациями!

 

Статья предоставлена лучшей газетой Никополя — "Проспект Трубников". Подписывайтесь на газету в специальном разделе нашего портала -"ПОДПИСКА", а также во всех почтовых отделениях. Свежий номер "Проспекта" Вы сможете приобрести в точках продажи прессы.

AddThis Social Bookmark Button
 

Нам интересно Ваше мнение по затронутой выше теме. А что думаете Вы? Ваши мнения лягут в основу нашей дальнейшей работы. Лучшие высказывания будут опубликованы в "Проспекте Трубников".

     Свежий номер уже в продаже

46-01

Посмотреть предыдущие выпуски

О нас

Если Вы нашли ошибку или несовпадение, выделите текст и нажмите "Shift"+"Enter"

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ