НТМ - Новини Твого Мiста

  • leftlayout Layout
  • rightlayout Layout
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
ЛЕГЕНДЫ СПОРТА. Печать E-mail
Рейтинг статьи: / 1
ХудшийЛучший 
19.11.2013 18:39

legendi

Владимир Емец: он жил и умер в футболе…

legendi_emets2Он ушел от нас 26 лет назад – 9 ноября 1987 года. Вскоре после не совсем удачного, хотя и победного для кишиневского «Нистру» матча с «Кубанью» (молдавской команде для выхода в высшую лигу не хватило одного гола) остановилось сердце заслуженного тренера Украинской и Молдавской ССР, заслуженного деятеля физической культуры Украины, многолетнего наставника никопольского «Колоса» Владимира Александровича Емца. В дни празднования 30-летия первой победы «Днепра» в чемпионате Союза давайте вспоминаем о тех, без кого эта победа точно не состоялась бы, и о тех, с кем связан «золотой век» никопольского футбола, когда на стадион шли, как на праздник, занимая места на трибунах за несколько часов до начала игры.

В «Динамо» не поехал

Владимир Емец родился в Никополе 3 апреля 1937 года в обычной рабочей семье. Для поколения мальчишек первых послевоенных годов футбол был единственной любовью. Время было тяжелое, стадионы были разрушены войной, и играть Володе со сверстниками приходилось на пустырях тряпичным мячом.
Володя был физоргом восьмилетней школы №11 на Лапинке, считаясь среди сверстников признанным спортивным вожаком. Занимался легкой атлетикой на стадионе «Строитель» (будущем «Спартаке» и «Электрометаллурге»), в прыжках в высоту брал 165 см, но выбрал футбол. Игру Володи отличала хорошая техника обращения с мячом и широкий тактический кругозор. Долгое время играл в никопольском «Трубнике» (сначала нападающим, забивающим преимущественно головой, но после набора веса его перевели в центральные защитники), потом – в днепропетровском «Металлурге». Там его заметили и пригласили даже попробоваться в киевское «Динамо», но – не поехал: то ли отнесся к предложению с недоверием, то ли «семейные обстоятельства» вмешались. В 1958-м как раз родился первенец Игорь (ныне он – технический директор в «Днепре»), и оставить жену – учительницу младших классов – в заботах о младенце Владимир не мог. Из-за «килограммов» и карьеру он закончил рано – в 27 лет (1964 г.). И пошел по стопам отца – в металлурги.

– Я с ним прожила 29 лет, – вспоминала супруга Емца Валентина Ивановна. – И ни разу не слышала, чтобы он грубое слово матери сказал. Уважал и тещу. Всегда говорил: «Валя, ты маме помоги. Валя, дай маме денег. Валя, купи маме, что ей нужно!» Валентина Емец и сама была заядлой болельщицей. С малых лет росли на стадионе и сыновья – Игорь и Олег, тоже окунувшиеся потом в футбольную жизнь.

legendi_emets

Емца помнят. Но раз в году

От игрока до тренера 

В 1966 году Емца, работавшего вальцовщиком на ЮТЗ и уже окончившего Киевский институт физкультуры, пригласили в родной «Трубник» – но уже тренером (как раз уехал в Москву прежний наставник команды Морозов). Было тяжеловато: руководство требовало немедленных результатов. Но только через три года Емец привел команду к 4-му место в чемпионате Украины в классе Б.

21 октября 1969 года на никопольском стадионе болельщики висели на деревьях гроздьями – трибуны были забиты битком Ещё бы: в гости к «Трубнику» приехало на товарищеский матч легендарное московские «Динамо» с сами Львом Яшиным! Москвичи тогда победили – 2:1. В воротах стоял знаменитый Лев Яшин, который в начале второго тайма отразил пенальти от Вячеслава Егоровича, а вот гол престижа никопольчане забили уже дублёру Яшина – Болясникову.

legendi_dnepr

Днепр чемпионского образца 1983 года

А в 1970 году – футбольная «реформа»: класс Б расформировали, а Владимир на год остался без работы. Но в конце 1971 года легендарный первый секретарь Никопольского райкома партии и будущий Герой Соцтруда Владимир Остапченко пригласил его возглавить районную команду «Сельхозтехника». Туда «с миру по нитке» отбирали лучших игроков Никопольщины. Команда делала успехи. На ее базе и создали первый в стране спортивный межколхозный клуб «Колос», в котором, как часы, заработал принцип «рубль с гектара в каждом колхозе – на спорт!» (и надо заметить, не только на футбол). 

– Остапченко всегда ходил на матчи, – говорит сын тренера Игорь Емец. – За рубль покупал билет. У него было свое место на стадионе. Он приезжал на тренировки, часто бывал на базе, вникал во все проблемы, но при этом никогда не вмешивался в управление командой. 

Согласно планам, «Колос» в течение пяти лет должен был пройти путь от команды коллективов физкультуры до клуба первой союзной лиги. Это была фантастика, в которую трудно было поверить. Однако все это стало реальностью…

Уже в 1974 году они выиграли «Золотой колос» – кубок Союза среди сельских команд, через год – вошли во вторую лигу. Вскоре председателем клуба избрали Геннадия Жиздика.

– Отец познакомился с ним еще в середине 60-х в Кривом Роге, где Геннадий Афанасьевич работал администратором «Кривбасса». Они подружились. Вместе ездили на рыбалку. Но официально начали сотрудничать только в 1972-м, – вспоминает Игорь Емец.

Во второй лиге «Колос» сразу занял 8-е место (в 1976 году). А дальше – «как по маслу»: 1977-й год – третье место, 1978-й – второе, 1979-й – чемпионы Украины! С путёвкой в первую лигу уже союзного чемпионата. 

legendi_pamyat

Память о тренере - лишь в турнирах

Сельская «гроза авторитетов»

Свой авторитет возглавляемый «Колос» завоевывал не только на уровне игр чемпионата. В 1978 году, в Кубке СССР, жребий свел никопольскую команду померяться силами с тбилисским «Динамо», в котором в те времена блистали такие мастера, как Кипиани, Гуцаев, Чивадзе, Дараселия, Сулаквелидзе…
Первый матч игрался в Никополе. Двадцать тысяч зрителей поддерживали своих земляков, и они после точного дальнего выстрела Кипиани не проиграли (1:1). Ответный матч в Тбилиси был более напряженным. После первого тайма – 0:0, а в начале второго Виктор Бульба из аута набросил мяч в штрафную хозяев на Павла Басова, тот переадресовал его Валентину Прилепскому, и последний в одно касание открыл счет. За несколько минут до конца встречи капитану тбилисцев и сборной СССР Александру Чивадзе удалось сравнять счет. А в дополнительное время он же ударом с пенальти принес своей команде трудную победу. После матча к Емцу подошел знаменитый комментатор Котэ Махарадзе и поблагодарил за игру высокого уровня. 

Емец прекрасно понимал: для того чтобы выйти в первую лигу, нужно создать соответствующую материальную техническую базу. Создать ее удалось. Не случайно многие футболисты, прошедшие через «Колос», потом называли его первым профессиональным клубом. У команды (особенно в первой лиге СССР) не было никаких проблем: прекрасная экипировка, лучшие условия для тренировок, проживание на сборах в гостинице «Ялта», приличные заработки, машины и даже выезды за рубеж! Как тут не добывать нужных результатов? Наконец, в 1979 году «Колос» стал чемпионом и завоевал путевку в первую лигу, где затем два года подряд финишировал пятым. Команда комплектовалась в основном не местными игроками, но среди них не тушевались и никопольские игроки…

legendi_emets_zhizdik_pobeda

Емец и Жиздик празднуют победу Днепра

За шаг от союзной элиты

Пройдясь победным маршем по этажам турнирной пирамиды, в 1982 году «Колос», из которого уже ушли Емец с Жиздиком, реально претендовал на выход в высшую лигу. За тур до финиша никопольцы принимали на своем поле главного конкурента в борьбе за вторую путевку в высший дивизион – вильнюсский «Жальгирис». Нужно было выигрывать, но тот матч, обслуживаемый бригадой «столичных» судей, завершился ничьей, и сезон «Колос» закончил третьим. Говорят, тогда в дело вмешалась большая политика. В первопрестольной решили, что негоже команде какого-то райцентра играть в высшей лиге, если даже не все республиканские столицы завоевали такое право. В перерыве был звонок из Федерации футбола: «Колосу» настоятельно порекомендовали притормозить…

Потом «Колос» по совету Емца возглавил Геннадий Лисенчук. До 1987 г. команда удачно выступала в чемпионате СССР. А потом начались проблемы: в газете "Комсомольская правда" появились две «заказные» статьи, начались проверки соответствующими органами, Остапченко ушел с должности первого секретаря райкома партии.
Потом район возглавили люди, посоветовавшие «Колосу» «сбавить обороты»: на содержание команды в 1-й лиге денег уже не выделяли. Привыкшие к выполнению условий игроки начали потихоньку за деньги «сдавать» матчи – и так начался «закат»… 

legendi_emets_zhizdik_na_demonstracii

Емец и Жиздик на демонстрации

В «Днепр» собирались на полгода… 

В конце мая 1981 года Емец и Жиздик в последний раз сидели на скамеечке «Колоса» (команда тогда выиграла у ивано-франковского «Прикарпатья» – 3:1). МПозже подвели итоги выступления «Колоса» при В. Емце в чемпионатах среди команд мастеров: 121 победа, 56 ничьих и 53 поражения; разность мячей: 321 – 198.
А летом 1981-го Емца подняли, словно по тревоге. Звонок из «большого дома» не подлежал обсуждению. Ему впопыхах в паре с Жиздиком предложили срочно спасать «Днепр», оказавшийся в глубоком кризисе.

– Ну и влипли, – нервничал Емец. Все, что было сделано и до автоматизма отлажено в Никополе за десять лет, нужно было оставить. 

— После ничьей «Колоса» в игре с «Нистру», – вспоминает Игорь Емец, – мы поздненько – часа в два ночи – вернулись в гостиницу. И тут – звонок администратора. Ну, всё, думаю, попались – сейчас всыпят на нарушение спорттивного режима! Захожу в комнату, отец с Геннадием Афанасьевичем сидят, как всегда, курят: «Присаживайся. Мы приняли решение: уходим в «Днепр». У меня от сердца отлегло… Думал, начнут воспитывать… 

До этого были другие семейные советы и другие решения – «никуда не уезжать». И все же переход состоялся. Этот вопрос был решен на уровне первого секретаря обкома партии Качаловского. И это нельзя было игнорировать. 

Емец и Жиздик вроде бы договорились между собой так: «уходим на полгода, доработаем до конца чемпионата и вернемся». Но – «втянулись». И возвращении в Никополь уже не заикались. Лето 1981-го Емец вообще считает самым «смешным» случаем за свою карьеру: шутка ли – променять одного из лидеров первой лиги на увязший на дне турнирной таблицы высшего дивизиона «Днепр»! 

Над приглашением никопольчан смеялись и другие. Чего только не говорили в адрес тренера из глубокой провинции. Его и Жиздика называли «колхозниками». Емец не обижался, понимая: сколько людей, столько и мнений.
«Днепром» тогда занимались серьезно. Кроме «Южмаша» и лично его гендиректора Макарова, коллективу помогал обком партии в лице второго секретаря. Это и помогло Емцу в ситуации, которой он оказался. А ситуация была катастрофической и требовала немедленного доукомплектования. Контрактов у футболистов тогда не было, поэтому из Никополя в «Днепр» сразу же прибыл «костяк» «Колоса»: Надеин, Погорелов, Дамин, Шуршин… Обратился тренер и с призывом к коренным днепропетровцам, игравшим в других городах, вернуться домой. На него откликнулись Владимир Устимчик, Николай Федоренко, Олег Таран. Их приход стал подспорьем для коллектива. Существенно изменилась организационная сторона дела. Была создана так называемая «пирамида». Под «Днепром» в первой лиге был «Колос», во второй – «Кривбасс», павлоградский «Колос» и днепродзержинский «Металлург». Все эти команды объединили в одно хозяйство, трудившееся на главную команду области.

«Спасибо партийным органам, что не мешали работать!»

В 1982-м днепропетровцы были лишь девятыми. Конечно же, весной 1983 года абсолютно никто не подозревал, что «Днепр» станет чемпионом. Тем более что 46-й чемпионат СССР команда начала не слишком выразительно: десять матчей – и лишь девять очков! На общекомандном собрании сами игроки решили: будем бороться за место в первой шестерке. И вот уже серия из 13 матчей без поражений: «Днепр» вошел во вкус. 

В отличие от Киева и Москвы, Днепропетровск все же считался тогда «провинцией». Поэтому никто не был заинтересован во взлете команды. На нее давили, прежде всего, через прессу и судейство. За четыре тура до финиша «Днепр» неожиданно проигрывает в Одессе, а главный конкурент – «Спартак» – обыгрывает в гостях «Шахтер». До медалей (золотых или серебряных) «Днепру» оставалось два самых трудных шага. И он их сделал, обыграв сначала столичное «Динамо», а в решающем матче – и «Спартак». 

legendi_emets_reshaushij_match

Решающий матч Днепра со Спартаком (ноябрь 1983 г.) Днепр -Спартак

6 ноября 1983. Круг почета «Днепра» на ликующем «Метеоре». Банкет на базе. Некоторые игроки не могли «отойти» – всю ночь смотрели видеозапись матча и пили шампанское «Емец на сутки объявил «амнистию»). 

Игорь Емец вспоминал, как на официальном праздновании чемпионства с уст Емца слетела фраза, в значительной мере определившая его дальнейшую судьбу: «Благодарю партийные, советские, профсоюзные и комсомольские органы (здесь тренер выдержал паузу, и все ждали, что он скажет дальше) за то, что нам не мешали работать!». После этих слов Геннадий Жиздик схватился за голову и тихонько сказал: «Володя, что ты говоришь ...». 

legendi_emets_zhizdik_na_matchah

Емец и Жиздик "проживали" каждый матч

«Коммунисты птиц – и тех покрасили!»

По поводу коммунистов Емец шутил не раз. Один из самых зрелищных игр «Днепра» в еврокубках (1/4 финала Кубка чемпионов) против маститого «Бордо» (тогда за французов играли Тигана, Жиресс, Лякомб) проходил в Кривом Роге – Днепропетровск все ещё был «закрытым» городом. Проиграл «Днепр» тогда лишь по пенальти. Емец незадолго до игры в шутку обратился к Жиздику «Папа, вот приедут сейчас французы, посмотрят и скажут – ну, коммунисты совсем с ума сьехали!» Жиздик медленно снял очки и посмотрел на отца: «Почему же, Володя?» – «Скажут: даже птиц в красный цвет покрасили!» Смотрим – а за окном действительно трое воробьев сидят на ветке, красные от криворожского воздуха ...

Тонкий психолог

Владимир Александрович был человеком импульсивным и признавал только две крайности: «очень хорошо» и «очень плохо». Любил шутку, умел «угадать» состояние игрока, найти для него нужные слова. Мог «напихать» так, что мало не покажется, и через пять минут подойти и обнять. И подопечные сразу «отходили».

В канун решающего матча «Днепра» со «Спартаком» зашел на базе в «красный уголок» Емец с газеткой в руке и принялся читать статью о вреде курения. Лекция, похоже, не произвела впечатления: несколько игроков вышли подымить. Среди них – и 21-летний Владимир Багмут, до этого сыгравший в высшей лиге пять игр. Поймав курильщиков «на горячем», Емец обратился к нему: «Готовься, сынок! Завтра Родионов повозит тебя рылом по асфальту!» Полночи Багмут не спал, переживал. А уже после матча в газете Емец выделил именно его.

 У Владимира Александровича была целая система агентов, и он знал, кто из игроков и где «погулял». Наутро перед игрой тренер вызывал провинившихся и показывал их же счет в ресторане! Конечно, после такого любой футболист за двоих бегал. Бывали и «коллективные разборы полетов». Тогда на всю загородную базу звенел звонок. Футболистов от этого звука сразу начинало трясти. Собрание могло длиться часа четыре. Были и смех, и слезы…  

В Емце, по словам родных, оптимизм и искрометный юмор уживались со скрытностью, привычкой многое держать в себе.

– Даже в 1986-м году, когда в «Днепре» начались неприятности, молчал, – вспоминает Валентина Емец. – Смотрю, ночью встал, взял сигарету, пошел на балкон. «Вова, что случилось? Плохо себя чувствуешь? На работе неприятности?» — «Все нормально».

Редкие часы досуга тренер проводил с семьей и друзьями. Они не говорили о футболе.

Рыбачили, играли в бильярд, шахматы. Емец и Жиздик никогда не забывали людей. Поздравляли каждого работника клуба с днем рождения. Они жили этой жизнью. И люди им платили самоотдачей в работе. Возле них была аура, которая позволяла достигать результата. Тогда неплохие суммы выделялись на футбол, но у них даже мысли не было что-то положить себе в карман или как-то себя выделить. Все шло «на дело». Каждый футболист в «Днепре» появился по рекомендации их коллег. Тренеры и игроки знали — если Емец и Жиздик что-то пообещали, они сделают. Например, был такой нападающий в «Колосе» Сережа Волкобоев. Пообещали ему трехкомнатную квартиру, но он не заиграл. Тогда не было никакой контрактной системы, но квартиру все равно дали. 

Виновный нашелся быстро

– Перед награждением «Днепра» в 1983 г. Геннадий Афанасьевич к нам пришел, – вспоминает Игорь Емец. – Сидели на кухне — пили чай, кофе. И отец говорит: «Папа (он Жиздика так называл), вот скажи мне — мы стали чемпионами. Нам подарили по черно-белому телевизору. А через год мы не станем чемпионами. Нам ни Лобановский, ни Бесков уже этого не простят. И через два мы не станем чемпионами. А через три года нас выгонят с работы». Все, что он сказал — то и произошло. 

Казалось, что Емцу уготовлено в «Днепре» счастливое будущее. Да, Емец не был выдающимся тактиком. Но команда его играла и добивалась результата. Два года после чемпионского успеха Днепр завоевывал бронзовые награды и «прописался» в элите.

Однако вскоре грянул гром. Все, что нарабатывалось годами, разрушилось в 1986-м. Проблемы возникли еще весной, когда в состав сборной СССР, готовящейся к играм мексиканского чемпионата мира, были вызваны Протасов, Литовченко и Краковский. Для команды это оказалось большой потерей – роль этих троих была весома: «Пока эта молодежь выходит на поле, мы способны обыграть любую команду».

А ещё в тот год на «Днепр» просто обрушилась эпидемия травм. «Днепр» стал проигрывать там, где никогда не уступал. В Кубке СССР команда сошла с дистанции уже в 1/16 финала, уступив запорожскому «Металлургу». Неудача подстерегала коллектив и в Кубке УЕФА: бездарный проигрыш варшавской «Легии».

Начались конфликты. Один из них произошел прямо в раздевалке межу Емцем и Лютым. Тренер возмутился: как это игрок такого класса в дождь надел обувь с 12-шипами? В результате футболист швырнул бутсы, отказавшись играть в команде.

Емец почувствовал: у многих началась «звездная болезнь», снизилась планка требований к себе. И требовалось «вливание свежей крови». Уже привлекались и подыскивались и подыскивались в команду новые игроки. Но как теснить «авторитетов»? Понадобилось, даже искусственно, создавать конфликтные ситуации, чтобы этих людей «приземлить» (кстати, большинство футболистов потом поняли свои ошибки, но – уже без Емца).

Но всё же главным было другое: в отношениях между тренером и игроками накопилась психологическая усталость и они просто надоели друг другу. И вот эта усталость выплеснулась, чему способствовала относительная неудача в чемпионате 1986-го.
Виновный нашелся быстро – Емец. Тренера любят и уважают только в моменты побед, если же по каким-то обстоятельства начинаются неудачи, мгновенно меняется отношение к нему не только болельщиков, но и, увы, тех, кто ещё вчера считался друзьями и коллегами. Именно их непорядочность привела к тому, что Емец решил: ухожу! Сезон 1987 года «Днепр» начинал без него.

Месяц передышки после одиннадцати лет бега 

Что случилось тогда в команде на самом деле? У каждого из свидетелей – своя версия. Мы приводим мнение Игоря Емца:

– Отец устал от футбола. Одиннадцать лет – только вперед. А как сделать передышку? Уйти с работы – невозможно. И футболисты наши выросли уже. Требовали к себе другого отношения. Отец говорил: «В команде работать больше 4–5 лет нельзя – дальше уже теряются рычаги управления людьми!» Наступил кризис. По всей видимости, отца хотели «поставить на место». Его никто не увольнял. Но когда он пошел в обком, секретарь с ним так разговаривал, что Владимир Александрович сказал: «Если я вас не устраиваю, уйду».

Я по сей день это помню. Первое декабря любого года для меня до сих пор не очень хороший день. Я был в Никополе. Еду, смотрю – стоит машина отца. Остановился, зашел в кафе. Сидят папа и Павел Васильевич Буланый, его никопольский воспитанник. На столе – бутылка водки и два пирожка. Я подошел, поцеловались: «Что ты здесь делаешь?» – «Вся страна знает. Только ты не знаешь». – «Что случилось?» – «Меня выгнали с работы». – «Что дальше будешь делать?» – «К тебе приеду».

И приехал ко мне. Через сутки, второго декабря, звонит команда, приглашают на работу главным тренером. Как они нашли мой телефон в Никополе? Почти месяц у меня жил – до Нового года. Мы на рыбалку зимнюю ездили. Ему нужна была отдушина. Надо было уехать из города, чтобы не звонили, не задавали вопросов…

legendi_emets_sin

сын тренера Игорь Емец

Последняя награда

После ухода из «Днепра» Емцу звонили с очень «денежным» предложением из «Гурии» (Ланчхути): «Приезжайте! Мы с вами чемпионами станем». Потом звонили из «Карпат», но там, увы, не оказалось такой налаженной структуры, чтобы браться за высокие цели. Наконец, в 1987 г. Владимир Емец, уже будучи нездоровым, выбрал Кишинев, где создали неплохие условия для рывка «из грязи в князи» местного «Нистру». Его тогда «уговорил» глава Совмина Молдавии, перед командой ставили большие задачи. 

В Кишинёв Емец забрал Витю Кузнецова из «Днепра», Сергея Кириенко из Никополя. Приглашал футболистов, которых знал и понимал, на что они способны. Вскоре появился почерк в игре, народ потянулся на трибуны – всё шло согласно плану, если бы не 9 ноября 1987 и тот досадный переходный матч за выход в первую лигу с краснодарской «Кубанью», когда надо было выиграть 3:0.

В канун матча Емцу нездоровилось, даже вызывали врачей с уколами. Назавтра Емец не выпускал изо рта сигарету – переживал. В команде знали: после этой игры он дал зарок бросить курить. За девять минут до конца на табло – 2:0. Нет нужного гола! Понятно, нет и радости на лице: оно явственно приобретало землистый оттенок. Такие лица бывают у людей, вмиг потерявших все.

Последней футбольной наградой отца была хрустальная ваза «Приз зрительских симпатий» от кишиневских болельщиков. Но она показалась Владимиру Александровичу непомерно тяжелой. Он передал ее в руки других, а сам, не поднимая головы, словно стыдясь своей слабости, медленно пошел в раздевалку. У него хватило сил дойти до кресла, но тут случился острый сердечный приступ. По стадиону объявили, что в раздевалку «Нистру» срочно нужен врач-кардиолог. Люди все поняли и не покидали стадион еще в течение часа ...

Он умирал, уже не узнавая ни тренеров, ни игроков. Тщетно бились над безжизненным телом доктор команды и массажист – сердце сдавало. Вчера еще казалось, что этому 50-летнему здоровяку нет сносу, и никто бы не поверил, что с ним может случиться подобное…

Приехала скорая. Специалисты из реанимации применяли новейшие методы. Включили ионизатор, принесли кислородные подушки. Дыхание несколько выровнялось, но пульс по-прежнему еле прослушивался. Больше часа шла борьба за жизнь, но смерть все же взяла верх. Сказались годы волнений, годы взлетов и падений команд, которые он возглавлял.

Емец не дожил одного дня до дня рождения старшего сына. Его последние дни вспоминает Валентина Ивановна:

– Я к нему туда ездила. Была с ним на матчах. Следила за ним, готовила отдельно питание, потому что нельзя было употреблять многие блюда. Даже в день смерти я была с ним. На футбол не поехала. У меня в памяти осталось, как я сижу в комнате, а он идет к двери. Вижу со спины – берет сигарету. Говорю: «Вова, тебе же плохо. Скорую сегодня вызывали. Не надо курить!». Не послушался меня... Тогда я его видела последний раз. Фигуру со спины. А во время футбола я чувствовала… Так переживала, что бросало в жар. Не находила себе места. Когда матч уже закончился, за мной приехали ребята из команды. Смотрю: Вова не выходит из машины. Спрашиваю: «А где Вова? Что случилось?» – «Валентина Ивановна, садитесь в машину. Поехали».

На стадионе мне сказали, что Вовы уже нет. За что он ушел так рано? Не понимаю. Он жил футболом и умер на футболе. 

legendi_emets_mogila

На могиле В. Емца в Днепропетровске

«Днепр» на кладбище не поехал…

Посмертно Емцу присвоили звание заслуженного тренера Молдовы. Когда его хоронили в Днепропетровске, команда «Днепра» в полном составе была на панихиде, но на кладбище приехали только Кудрицкий, Пучков и Багмут. А гроб с телом отца несли футболисты «Нистру»... Чего удивляться? Ещё в начале 1987 Емец приехал проверяющим от Федерации футбола Украины в Сочи, где готовился к сезону и «Днепр». Руководство клуба запретило тогда футболистам с ним общаться – может, боялось его авторитета.

Слава Богу, что, следуя нашим традициям сначала загонять человека в могилу, а потом убиваться над ней в слезах, хотя бы сегодня это мракобесие ушло и Емец снова – в пантеоне славы «Днепра». Скорее всего, его именем назовут в областном центре одну из улиц. Как хотелось бы, чтобы и Никополь увековечил память о тренерско-начальственном тандеме «Емец-Жиздик»!

Даже после ухода из «Днепра» Емец продолжал общаться с Жиздиком. Зла не было. Их семьи дружат и по сей день. Только самые близкие знают, что после дня рождения сына из Никополя Владимир Емец должен был ехать в Днепропетровск – опять принимать «Днепр». Все было решено. Он снова должен был стать главным тренером. 

legendi_yashin

 

Эдуард МОСКВИН

(Автор признателен за использованные им материалы сайту nikopol-kolos.com.ua,
спортивному обозревателю Валерию БЕНЬКО,
областной газете "Зоря"
) 

Футболисты называли Жиздика «папа»

legendi_zhizdikУ истоков «Колоса» стояла еще один человек – Геннадий Афанасьевич Жиздик, которого Владимир Емец пригласил на должность председателяспортклуба, согласовав назначение с первым секретарем райкома партии Владимиром Остапченко. С тех пор фамилии Емца и Жиздика стали неделимым оборотом – как «Лобановский – Базилевич» или «Бесков – Старостин»…

Геннадий Жиздик родился 27 января 1927 г. в Хмельницкой области. В 1942 году вместе с родителями попал в эвакуацию и оказался в Сталинабаде (Душанбе). 15-летним школьником рвался на фронт, но, увы, не брали... Помог футбол: способного юношу пригласили во взрослую команду местного «Спартака», и, чтобы получить допуск к играм, тренерам пришлось завысить возраст Гены на целых два года. Благодаря этому его приняли в танковое училище, после окончания которого Геннадий Жиздик получил офицерское звание. В танковом бою под Одером Жиздик был тяжело ранен, пришлось ампутировать правую руку. На войне он был награжден орденом Красной Звезды и орденом Отечественной войны I степени.

Практически вся послевоенная жизнь Жиздика связана с футболом. Он играл за динамовские команды Хмельницкого и Винницы, а с 1957 года перешел на спортивную работу. В 1970 году как начальник команды возглавил клуб «Сахалин». Жиздика тамошние футболисты называли «Сонька Золотая ручка» – по словам всех, кто его знал, он одной своей рукой управлялся на загляденье. Работал администратором в «Кривбассе», после ухода из «Днепра» – председателем ФК «Металлург» (Запорожье).

Затем 15 лет отдал Южнотрубному заводу и команде «Трубник», а когда в районе был создан первый в стране межколхозный спортивный клуб «Колос» – возглавил его в должности председателя (1972–1981 гг.).

Быстро сложилось мнение: там, где работает Жиздик, игроки всегда собираются сильные, и команда, независимо от личности тренера, добивается турнирных успехов. Сила «папы Жиздика» – в неусыпной заботе об игроках и тренерах. Последние при нем занимались только футболом, все остальные проблемы решались за них Жиздиком с его хозяйственно-экономический «смекалкой» и опытом. Если у кого-то болели отец или мать, Жиздик запросто мог достать из кармана пачку денег – «на лечение». А как вспоминал футболист «Днепра» В.Скрипник, «после каждой игры нас приглашал начальник команды Геннадий Жиздик. У него в строго определённых местах лежали 25– и 50-рублёвки. Выдавал он их честно, светясь добротой, которую не сыграешь».

О педагогических приемах Емца и Жиздика вообще ходили анекдоты. Рассказывали, например, что, настраивая на игру подопечных, Жиздик после установки Емца показывал на раздутый от банкнот карман. «Здесь – за победу», – говорил он. Затем указывал на карман потоньше: «Это – за ничью». Когда же пустой карман выворачивал наизнанку, все понимали, чем грозит поражение.

legendi_match_kolosa

На матчах "Колоса" стадион был заполнен

Сама должность «начальник команды» возникла вскоре после войны. На одном из совещаний зашла речь о том, что футболисты-де слабо подкованы идеологически, употребляют спиртное и вообще нарушают режим. И в командах мастеров ввели должность «заместитель тренера по политической части». Назначались на эту должность преимущественно офицеры-отставники КГБ, МВД, политорганов армии и флота. Они организовывали политзанятия, составляли на игроков письменные характеристики, информировали вышестоящее начальство о морально-политическом состоянии коллектива (включая и тренеров). Во второй половине 50-х годов должность замполита получила название «начальник команды». Однако прежние функции хрущевская оттепель как бы растопила, отчего постепенно зачислять на эту должность стали либо дополнительных тренеров, либо работников хозяйственного профиля. В 80-е годы к наименованию должности «начальник команды» были прибавлены через дефис слова «старший тренер». Сделали же это для того, чтобы финорганы разрешили означенному работнику получать премиальные наравне с игроками и тренерами. Таким образом, «начальник команды-старший тренер» – название сугубо условное, и работники, занимающие эту должность, находятся в прямом подчинении у главного тренера. В советском футболе только два «начальника команды-старших тренера» не были подчинены главным тренерам – Геннадий Афанасьевич Жиздик и «спартаковец» Николай Петрович Старостин.

legendi_emets_zhizdik_yashin

Геннадий Жиздик, Лев Яшин и Владимир Емец

Они долго работали с Емцем вместе, но никто никогда не слышал, чтобы Жиздик на скамейке запасных хоть раз посоветовал Емцу, кого надо менять. В клубе было чёткое разделение труда, и это был единственный возможный путь в отношениях между этими двумя людьми... Бывало, ссорились, но без крика. Выдержат паузу, могли по нескольку дней не разговаривать. А потом – снова рядом.
В один из самых сложных периодов днепропетровского «Днепра» Жиздик стал начальником и днепропетровской команды. В сложный для команды период – в 1986 г. нашлись люди, которые, «уйдя» Емца, попытались вбить клин между ним и Жиздиком. А через полтора года спровадили «на пенсию» и Жиздика.

Он был удостоен званий Заслуженного работника физической культуры и Заслуженного тренера Украины, медали «За трудовую доблесть» и грамоты Президиума Верховного Совета Украины.

23 декабря 1991 года после тяжелой болезни Геннадия Жиздика не стало. Похоронен он там же, где и Емец – на Сурско-Литовском кладбище в Днепропетровске.

 

Подготовил Эдуард МОСКВИН.

 

Два «золота» «Днепра»: как это было?

6 ноября 1983 года, 30 лет назад, «Днепр», ведомый Емцем и Жиздиком, праздновал первое союзное чемпионство. Случилось это после «домашней» победы над московским «Спартаком» – 4:2. Болельщики Днепра» перед стартом того «золотого» сезона мечтали лишь о месте в первой шестерке (чего «Днепр» до этого добивался только в 1972 году под началом Валерия Лобановского), а тут – чемпионы! После трудной победы над кутаисским «Торпедо» (3:2) днепропетровцы захватили лидерство в первенстве, но в затылок дышал «Спартак», отстававший на 2 очка. Выиграй подопечные К. Бескова – они по регламенту получали право провести с «Днепром» «золотой матч».

В игре со «Спартаком» два быстрых гола Олега Тарана заставили ликовать 35 тысяч болельщиков, забивших до отказа трибуны «Метеора». Но к началу второго тайма два ответных гола нападающего «красно-белых» Гладилина заставили их чуть приутихнуть. Однако окрыленный «Днепр» был нацелен на победу: третий гол Тарана и гол Лысенко с пенальти стали мажорным победным аккордом – 4:2.

Ровно через пять лет, 11 ноября, «Днепр» (уже под руководством Евгения Кучеревского, который, напомним, в 1982-83 гг. возглавлял никопольский «Колос») повторяет свой успех 1983-го. Лидируя в чемпионате последние 12 туров, «Днепр» первого места не отдал. Де-юре чемпионство было оформлено за тур до финиша чемпионата – в игре с вильнюсским «Жальгирисом» – 3:1. Причем, сделали это без признанных лидеров «Днепра» 80-х годов Протасова и Литовченко, которые за год до этого перешли в киевского «Динамо». Динамо (Киев).

На дубль лучшего бомбардира «Днепра» в чемпионате 1988 года Евгения Шахова и гол Владимира Лютого литовцы ответили одним точным ударом Балтушникаса.

В чемпионском сезоне 88-го года Днепр получил призы «Двумя составами» (он вручался команде, набравшей наибольшую сумму очков основным и дублирующим составами), приз «им. Федотова» (за наибольшее количество забитых мячей), приз «За лучшую разность мячей» и приз «Агрессивному гостю». Интересно, что в последнем туре 1988-го года, в домашнем матче против минского «Динамо» в составе Днепра дебютировал будущий чемпион Европы по мини-футболу, бронзовый призер чемпионата мира, лучший игрок мини-футбола XX века Константин Еременко. Но это уже другая дата.

 

Статья предоставлена лучшей газетой Никополя — "Проспект Трубников". Подписывайтесь на газету в специальном разделе нашего портала -"ПОДПИСКА", а также во всех почтовых отделениях. Свежий номер "Проспекта" Вы сможете приобрести в точках продажи прессы.

AddThis Social Bookmark Button
 

Нам интересно Ваше мнение по затронутой выше теме. А что думаете Вы? Ваши мнения лягут в основу нашей дальнейшей работы. Лучшие высказывания будут опубликованы в "Проспекте Трубников".

Если Вы нашли ошибку или несовпадение, выделите текст и нажмите "Shift"+"Enter"

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ