НТМ - Новини Твого Мiста

  • leftlayout Layout
  • rightlayout Layout
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Главная НОВОСТИ Знаменитые земляки История одной жизни. ПОСТРОИЛ ДОМ, ПОСАДИЛ ДЕРЕВЬЯ, ВЫРАСТИЛ СЫНОВЕЙ И … УЗНАЛ СУДЬБУ ОТЦА
История одной жизни. ПОСТРОИЛ ДОМ, ПОСАДИЛ ДЕРЕВЬЯ, ВЫРАСТИЛ СЫНОВЕЙ И … УЗНАЛ СУДЬБУ ОТЦА Печать E-mail
Рейтинг статьи: / 0
ХудшийЛучший 
03.06.2020 12:06

kobilyashnijАндрей Кобыляшный пришел работать в ЦЗЛ Никопольского Южнотрубного завода после первого курса института и проработал там 17 лет. Затем перешел в цех №3 заместителем начальника. С 1996-го по 2000 год работал в коммерческих фирмах, но понял, что это, как говорят, не его, поэтому с удовольствием принял приглашение А.К. Ноженко и С.Г. Науменко возглавить технический отдел на вновь созданном Никопольском заводе нержавеющих труб. Уже будучи на пенсии, вошел в группу, которая работала над созданием нового завода по производству пластиковых труб

Но пришло время, и Андрей Николаевич отошел от производства и завода, начал вести жизнь обычного пенсионера. Очень часто в памяти всплывали воспоминания о тяжелом детстве, о том, как пришлось самостоятельно пробиваться по жизни, доказывать себе и другим людям, что обычный сельский парнишка, рано оставшийся сиротой, может получить образование, стать хорошим специалистом своего дела. И однажды Андрей Николаевич решил написать краткую историю своей жизни. А затем принес этот очерк к нам в редакцию. Так появилась наша новая рубрика.

Детство на хуторе, знакомство с легендарным маршалом Покрышкиным

…До войны моя семья жила в Полтавской области на хуторе Кобыляшновка, что в нескольких километрах от Диканьки. Мы жили в глинобитной хате под соломенной крышей. В 1941 году, когда началась война, мой отец ушел на фронт и пропал без вести, так и не узнав о том, что у него есть сын (я родился в 1942-м).

По рассказам односельчан, он погиб под Харьковом буквально в первые дни войны. Никакой официальной информации, никакой так называемой похоронки мама не получила. Забегая наперед, скажу, что мы с моей старшей сестрой Полиной, а позже и с моими сыновьями пытались найти хоть какие-то сведения об отце, но наш поиск был безрезультатным.

В послевоенный 1947 год на Полтавщине был сильный голод, и наша мама умерла. Так мы с сестрой остались круглыми сиротами. К счастью, нас приютила одна бездетная семья, а в 1950-м нас разыскала наша тетя, сестра матери, и забрала в Никополь. Нужно сказать, что даже в такое тяжелое и голодное время детей в детские дома родственники тогда не отдавали.

Еще на Полтавщине в маленькой сельской школе я окончил первый класс. Это была глиняная хата, где в одной комнате за партами в три ряда вместе сидели ученики первого, второго и третьего класса. Уроки для всех вела одна учительница. На хуторе не было электричества, поэтому уроки мы делали при керосиновой лампе.

Наша тетя была одинокой (мы с сестрой звали ее мамой), работала в железнодорожном цехе ЮТЗ стрелочницей и получала маленькую зарплату. Но голодными мы никогда не были, по крайней мере, молоко и хлеб всегда были в доме. Летом тетя брала для нас бесплатные профсоюзные путевки в местный пионерский лагерь на все три смены.

Наша школа №10, как и 13-я, были на то время самыми большими в городе. Первые три года учиться мне было тяжело, но с помощью учительницы Прасковьи Андреевны вскоре все выровнялось, и школу я окончил с хорошими оценками.

Хочу сказать, что в 1950-60-е годы все ученики были равными, т.е. одинаково бедными, и школа помогала нам одеждой и даже бесплатными обедами в ресторане «Металлург».

Еще в школе я увлекся авиамодельным спортом, радиоделом и фотографированием. В старших классах даже руководил школьным авиамодельным кружком, и мы с ребятами неоднократно занимали первые места по городу.

Начиная с восьмого класса, у нас был создан «спецкласс» с обучением на ЮТЗ токарному делу. После окончания школы мы получили удостоверения «токарь 5-го класса». Так что после окончания школы у нас уже была профессия.

Моя сестра Полина после 7 классов перешла на вечернее обучение и поступила на работу в ЦЗЛ ЮТЗ, затем окончила металлургический техникум.

Я тоже после школы пошел учиться в техникум на прокатное отделение. Хочу отметить, что там работали прекрасные преподаватели, а теоретические знания мы могли применять на практике, которую проходили на Южнотрубном заводе. Лично я год проработал вальцовщиком в ТВЦ-2 на станах ХПТР.

Техникум я окончил с «красным» дипломом. Благодаря полученным в техникуме знаниям учиться в Днепропетровском металлургическом институте было очень легко.

kobilyashnij-4

Армейские годы

На работу мы с товарищем поехали в г. Новомосковск – в новый трубосварочный цех. Именно там производили сварные трубы диаметром 1040 мм для знаменитого газопровода «Дружба». Оттуда меня призвали в армию.

Службу проходил на командном пункте ПВО во Львове. Сначала служил планшетистом. Была тогда такая воинская специальность. Планшетист получает по звуковой связи информацию о месте нахождения контролируемых летательных аппаратов и наносит это место условным знаком на стол-планшет и вертикальный планшет с указанием номера летательного аппарата, его характеристики, высоты полета и времени.

Но вскоре потребовалось заменить уходящих в запас солдат со знаниями по электронике, а также умеющих работать с электричеством и ремонтировать телевизоры (для офицеров). Поскольку у меня такой опыт был (еще начиная с 10 класса), в планшетистах я не задержался.

Служба в армии запомнилась мне двумя событиями. Первое – это отпуск по распоряжению трижды Героя Советского Союза, летчика-аса, маршала авиации Александра Ивановича Покрышкина – за разработку и изготовление машины для штурманских расчетов. В то время такие расчеты делались с помощью логарифмической линейки в течение 10 минут. Мы же изготовили машину, которая выполняла расчет за минуту. И что важно – при высокой скорости самолета.

Перед выставкой, которая проходила в Киеве, командующий западной группы войск ПВО собрал из всех частей специалистов и поставил задачу: разработать технику для ускорения обучения солдат и представить образцы устройств через два месяца в Киевское высшее радиотехническое училище.

Выставку в Киеве посетил маршал авиации Покрышкин с группой офицеров. Я узнал знаменитого летчика по трем звездам Героя Советского Союза. Он был среднего роста, плотного телосложения. Когда он с офицерами подошел к нашему стенду, мы доложили о своей новой разработке. Александр Иванович заинтересовался и решил проверить нашу разработку на практике и дал нам вводную для расчета. Своего же штурмана он отослал в сторону для ручного расчета. Мы расчет выполнили меньше, чем за минуту, а штурман его делал 8 минут. Но результаты совпали. Тогда Покрышкин дал указание подготовить приказ: за разработку такой хорошей машины солдатам – отпуск, а офицеру – поощрение.

Мы, солдаты, на то время прослужили всего 6 месяцев, и отпуск нам был не положен. Но наш майор сказал в штабе, кому должен доложить о выполнении приказа, поэтому возражений со стороны командования не было.

Любовь с первого взгляда

Второе важное событие в армии – личное. Там я познакомился со своей будущей женой, с которой мы счастливо прожили 50 лет.

Это было 2 мая 1965 года. В части решили сделать военнослужащим сюрприз – пригласили на вечер студенток Львовского торгово-экономического института. Для гостей накрыли столы, а я приготовил музыку для танцев. Я тогда третий год служил на радиоузле и учился на подготовительных курсах для поступления в вуз.

Солдат было много, а девушек намного меньше, так что конкуренция на танцах, как вы понимаете, была большой.

kobilyashnij-3

Лидия, жена Андрея Кобыляшного, 1965 год

Среди студенток я сразу приметил одну девушку. Мне очень хотелось пригласить ее на танец, но не мог, поскольку отвечал за музыкальное сопровождение вечера и был «привязан» к магнитофону. Пока я его включал, девушку уже приглашали другие солдаты. Поэтому пришлось пойти на хитрость. Включить магнитофон я попросил товарища, а сам подошел к девушке и пригласил на танец.

Через пять дней, 9 мая, уже нас пригласили в институт на праздник, и в этот раз нам никто не мешал танцевать вдвоем. В тот же вечер я позвал Лиду на первое свидание, которое состоялось в день моих занятий на подготовительных курсах. А вскоре мы сыграли студенческую свадьбу и больше не расставались. У нас родилось двое сыновей (оба – металлурги), подрастает четверо внуков.

Работать было сложно, но интересно

Еще после первого курса металлургического института я перевелся в Никополь и поступил на работу в ЦЗЛ Южнотрубного завода. Учился, работал, набирался опыта, через время возглавил группу инженеров, которая работала по цеху№2. Занимался совершенствованием и освоением новых технологий горячего прессования и прокатки труб, имею 3 изобретения, много рационализаторских предложений. ЦЗЛ всегда была научным центром завода. Такие специалисты, как Н. С. Кирвалидзе, О. С. Вильямс известны не только у нас, но и за рубежом. Они были моими учителями в профессии и примером в жизни.

В 1983 году В. П. Крыхта предложил мне работу в цехе №2 – заместителем начальника. Я согласился, хотя, признаюсь, сомнения были. В начале пришлось, конечно, преодолевать немало сложностей – новый коллектив, старое оборудование. Но в цехе была очень сильная команда механиков, и вскоре после назначения начальником А. К. Ноженко цех заработал, начал занимать первые места в соцсоревновании. Силами инженеров и ОГМ был сконструирован и заменен редукционный стан, изготовлена установка для порезки твердых марок стали, освоены трубы прямоугольной формы.

На границе 1990-х годов сократились рынки сбыта труб, появились новые экономические отношения. А основное оборудование в цехе – это прессы, изготовленные в 1933 году в Германии. Безусловно, требовалась реконструкция. Поэтому на заводе был создан отдел реконструкции. В цехе этот участок работы поручили мне.

В 1988 году по приглашению фирм «Маннесман-Демаг» и «Шлеман» (ФРГ) в составе группы «Союзтрубостали», которую возглавил Г. И. Хаустов, мы посетили немецкие трубопрокатные заводы, чтобы выбрать оборудование для реконструкции цеха №3. Позже с такой же целью посетили предприятия Китая. Там мы увидели принципиально новые станы, разработанные фирмами Германии – планетарный стан, стан АККУ-РОЛЛ. Совместно с фирмой «Маннесман» даже была разработана документация. Но внедрить в жизнь не дал развал Советского Союза, нарушение экономических связей, инфляция.

Затем я работал в коммерческих фирмах, а также начальником технического отдела НЗНТ. Также был членом группы, которая занималась созданием завода по производству пластиковых труб. Имея богатый опыт, нам удалось за год и два месяца на ровном месте не только построить завод, но и освоить весь сортамент. Продукция нового предприятия получила приз «Лучший товар года», была сертифицирована по международном стандарту ISO 9001.

В 2010 году я завершил свою трудовую деятельность. Освоение нового производства закончилось, а обычная монотонная работа показалась мне скучной.

Хочу сказать, что на моем жизненном пути мне встретилось очень много хороших людей – перечислять не буду, чтобы никого не обидеть. Всем им я очень благодарен. Вспоминаю всегда о них с большой теплотой.

Из Полтавы – под Ленинград

Подводя итог своей жизни, пришел к пониманию, что выполнил основные заветы: построил дом (садовый), посадил деревья, вырастил сыновей. Но я никак не мог смириться, что так и не узнал о судьбе своего отца.

kobilyashnij-2

Единственное фото отца – Николая Кобыляшного – из старого паспорта

И вот в апреле этого года в который раз набрал в поисковике компьютера фамилию, имя, отчество и год его рождения. Высветилось двое солдат, один из них – Кобыляжный Николай Николаевич, 1915 года рождения. Хотя в фамилии вместо буквы «ш» стояла буква «ж», я как-то сразу понял, что это он. Были только небольшие сомнения. Ведь мне говорили, что он погиб в 1941 году под Харьковом, а в списке значился Ленинград.

Тогда я открыл рядом стоящую «Справку о невозвратных потерях». И все совпало: место призыва и жительства, фамилия, имя и отчество моей матери, дата гибели. Было написано, что погиб отец 14.06.1944 года при штурме укреплений линии Маннергейма в районе Выборга. Сообщалось, что там погибло около 1 500 наших и 1 000 финских солдат. Это болотистая местность, в три ряда были установлены дзоты и бетонные надолбы. Бои были страшные, потери наших солдат огромные. По информации волонтеров, примерно 400 тел так и не были похоронены.

На одном из бланков погибших значилось 13 человек, 9 из них – уроженцы Полтавской области, как и мой отец – рядовой Николай Кобыляшный. Как он из Полтавы попал под Ленинград, неизвестно. Как и то, есть ли у него хоть какая-то могила. Все, что от него осталось у меня, это его паспорт с маленькой фотографией, который я бережно храню с самого детства. Вечная память вам, солдаты Второй мировой, спасибо за ваш подвиг и Великую Победу!

 

Андрей КОБЫЛЯШНЫЙ.

 

 

Статья предоставлена лучшей газетой Никополя — "Проспект Трубников". Свежий номер "Проспекта" Вы можете приобрести в точках продажи прессы или оформив подписку.

AddThis Social Bookmark Button
 

Нам интересно Ваше мнение по затронутой выше теме. А что думаете Вы? Ваши мнения лягут в основу нашей дальнейшей работы. Лучшие высказывания будут опубликованы в "Проспекте Трубников".

     Свежий номер уже в продаже

43-01

Посмотреть предыдущие выпуски

О нас

Если Вы нашли ошибку или несовпадение, выделите текст и нажмите "Shift"+"Enter"

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ