Сергей Старун: «Лично я не давал команды снимать ограду вокруг парка» Печать
Рейтинг статьи: / 2
ХудшийЛучший 
14.09.2011 11:11

Судьба ограды парка Победы, растворившейся в пространстве и времени, для Никополя – загадка сфинкса. Разговоров, гипотез, домыслов и пересудов вокруг чугунного ограждения было предостаточно. Говорили, что он преспокойно хранится на складах УКСа, потом его «видели» в ряде населенных пунктов, включая курортные села с особняками. (Правда, фотоподтверждений никто не прилагал). Демонтаж аргументировали чем угодно – в том числе и современными модными тенденциями в европейском парковом деле.

Пока город ждет своего Шлимана, который через много веков отроет ограду в толщах исторических слоев, на заседании «круглого стола» на тему «20 лет независимости: потери и приобретения Никополя», состоявшемся 25 августа в конференц-зале ПНЦ «Трубосталь», эта ever-green тема вновь всплыла во время обсуждения городских проблем. На сей раз о ней напрямую спросили у бывшего городского головы Сергея Старуна, чье имя прочно ассоциируется, в частности, и с двумя крупнейшими демонтажами в истории города – ограждения и почти готового здания детской многопрофильной больницы. Надо сказать заранее: ясности его ответ не добавил. Разговор невольно воскресил сценку из фильма «Адъютант его превосходительства» с участием капитана Кольцова и Юры Сперанского: «Павел Андреич? – Да? – ВЫ шпион? – Видишь ли, Юра…».

press

Сам же диалог об ограде начался с вопроса Александра Фельдмана (далее – текст, предельно близкий к стенограмме и видеозаписи):

– Прежде чем говорить о создании чего-то нового и модного, нам надо научиться сохранить то, что нам оставили родители. На каком основании вы приняли решение ликвидировать забор вокруг парка Победы? Это наш забор! Мой дед его проектировал. Отливали в литейном цехе, ставили… Мои избиратели постоянно меня об этом спрашивают, что я им должен ответить?

– Я историю вам сейчас напомню, – принялся отвечать экс-мэр, не обращая внимания на проскакивавшие реплики. – Потому что вокруг забора было много различных инсинуаций. В том числе – и политических спекуляций. На самом деле это было очень давно, многие годы назад. И этот забор – в силу того, что парк Победы статуса юридического не имел и в качестве парка нигде не числился это было такое красивое место, которое усилиями городской власти было распределено на тот момент между крупными городскими предприятиями. И они в соответствии с общим планом и своими возможностями, как могли, поддерживали закрепленные территории.

Единого комплекса парка не было. Забор вокруг парка состоял из четырех, пяти или шести разных вариантов. Внутри парка было точно так же: одни заводы ставят садовые скамейки одного образца, другие – отличные от первых… Потом, когда начались процессы на заводах, вот эта система стала умирать постепенно. И понятно, что альтернативы ей нет – заставить невозможно было! На тот момент искался вариант – что с этим делать? Какие-то проблемы решили, потому что тогда был ещё Вербовой – из плеяды старых руководителей, 12 лет руководил городом. Он очень сильно переживал за парк, первым внятно рассказал мне историю объекта. Мы прислушивались… Начали искать механизмы – может быть, даже иногда не совсем официальные, потому что их не было – чтобы парк поддерживать в порядке. Кстати, вы сами знаете, что до последнего момента мною были приняты такие для города непонятные, но достаточно неординарные решения. Они преследовали одну цель – все-таки парк должен быть не местом позора горожан, а мест ом отдыха. И имел какой-то привлекательный внешний вид. Не скажу, что это удалось на 100 процентов, но все-таки эти действия были, и были ощутимы.

Так вот в те годы, когда этот забор точно так же за счет частичного воровства, абсолютного разнообразия… Тогда было принято решение провести его замену. И если уж быть точным юридически, то не по моему указанию снимался забор, а по указанию людей, которые за это непосредственно отвечали. Это – сфера ЖКХ. Был у меня заместитель, было УЖКХ. И они этим вопросом занимались…

– Но ваше распоряжение было?

– Нет, распоряжения городского головы на этот счет не было. Просто это было сделано… в направлении того ведомства, которое за это отвечало. И те люди, которые за это несли ответственность, приняли такое решение. Оно (решение – прим. Ред.) находилось в Автодоре, насколько я владею информацией. Потому что мне к этому делу старались не дать прикоснуться. Хотя, наверное, любой здравомыслящий человек понимает, что уровень какого-то забора, команд УЖКХ и до мэра – как сейчас, так и вчера – ну, это не тот уровень. Не этими вопросами должен заниматься мэр. Ну, так нужно было разыгрывать эту карту, Бог с ним, это история… Ну а на самом деле это, конечно же, не мои распоряжения и не мои идеи. Ну, так они посчитали нужным. Не сложилось потом заменить его, потому что средства в бюджете нужно было искать. Искали другие пути – архитектор прекрасно знает эту историю…

– А зачем его менять? Красивее забора нет!

– Ну, во-первых, он красивый был только в одной части. Где чугунные секции были. Но это была только третья , если не четвертая часть его. А снимался весь забор. Нельзя снять забор, который ржавый, погнутый и поломанный и оставить только одну четверную часть его.

– Весь Париж – это сплошные ажурные ограды, решетки, ковка… Парижане друг перед другом выпендриваются – у кого все это лучше, изящнее…

– …Ну, у каждой страны есть примеры. В Германии сегодня есть другие примеры. Когда открыли границы после создания Евросоюза и туда поехали такие ребята, как румыны и все остальные, то где-то месяца полтора назад в Кёльне на Центральном вокзале был вырезан силовой кабель. Для немцев это – шок. И когда полиция поймала – оказалось, металлисты румынского происхождения.

– (Голос с места) Понимаете, там полиция не крышует металлоломщиков.

– Н, это отдельная тема. Вы напомнили историю, я вам рассказал, как оно было в действительности. Было принято решение. Поэтому хотели, конечно, сделать красивее. Ну, здесь есть ещё субъективный фактор. Кто-то считает, что заборы красивые. Но давайте честно скажем, что многое из того, что для нашего общества красивое создается, почему-то не ценится и не сохраняется. Вопрос не в том, чтобы создать, а в том, чтобы сохранить (здесь С. Старун повторил А. Фельдмана. – прим. Ред.). К сожалению, на сегодняшний день вопрос более сложный – в том, чтобы сохранить. Поэтому – что могли… Я уважаю старшее поколение, потому что я знаю, что это было… Восстановили все фонтаны, там, приватизация…

…разумная приватизация должна была дать возможность, чтобы старые объекты попали в хорошие руки, чтобы они обрели новую жизнь. Поэтому я бы не утверждал вот так категорично-отрицательно, что кто-то плохой или в чем-то виноват. Можно сказать только, что, может быть, не все получилось – у нас всех, у кого-то отдельно. Но даже исходя из того, что сделано, те результаты, которые есть, должны вселять тем людям, что сегодня работают, уверенность, давать больше оптимизма. И вперед!

Предысторию исчезновения
забора читайте
в следующих номерах.

 

Статья предоставлена лучшей газетой Никополя — "Проспект Трубников". Подписывайтесь на газету в специальном разделе нашего портала - "ПОДПИСКА", а также во всех почтовых отделениях. Свежий номер "Проспекта" Вы сможете приобрести в точках продажи прессы.

AddThis Social Bookmark Button