Перестройка стала для газеты «Болдинской осенью» Печать
Рейтинг статьи: / 0
ХудшийЛучший 
23.01.2012 10:12

Ветер перемен щекотал ноздри журналистов прежде остальных…

В 1983-1986 годах Редакция газеты «Трубник» в 1983-1986 годах переживала, на мой взгляд, особый расцвет. Кажется, что близкий ветер перемен, дыхание памятной всем перестройки – ещё не ощутимые многими – уже щекотали ноздри журналистов, словно намекая: в обществе они должны «проснуться» одними из первых. В обществе вместо уныния появлялась надежда, вместо «вялотекущей шизофрении» и бега по кругу – неизведанный вкус свободы и демократии. Газетчики это чувствовали особенно остро. И это прибавляло дровишек в творческом очаге «Трубника». 

В 1983-1986 годах Редакция газеты «Трубник» в 1983-1986 годах переживала, на мой взгляд, особый расцвет. Кажется, что близкий ветер перемен, дыхание памятной всем перестройки – ещё не ощутимые многими – уже щекотали ноздри журналистов, словно намекая: в обществе они должны «проснуться» одними из первых. В обществе вместо уныния появлялась надежда, вместо «вялотекущей шизофрении» и бега по кругу – неизведанный вкус свободы и демократии. Газетчики это чувствовали особенно остро. И это прибавляло дровишек в творческом очаге «Трубника». 

13 

В составе редакции в 80-е (в разное время) работали такие маститые журналисты, как Валентина Мальченкова, Ольга Одарченко, Георгий Герасименко, Виктор Чумак, Ольга Осадчая… Сколько интересных бесед, захватывающих диспутов велось в помещении редакции, когда номер сдавался в печать! Традиционное чаепитие выливалось в обсуждение прочитанных книг и толстых журналов. К слову, «Новый мир» выписывали вскладчину и передавали из рук в руки как драгоценный фолиант. Любили соревноваться в острословии — метким (а то и слегка едким) образом, точной метафорой   и острым юмором обладали практически все, поэтому называли такую словесную гимнастику «школой злословия»!

Но самым интересным этапом для меня, помимо «Трубника», стала работа в заводском радиовещании, которое располагалось тогда в здании цеха технологической диспетчеризации (ЦТД). Еще раньше радиовещание возглавляла прекрасная поэтесса и чудесная женщина Вера Бард.

12 

«Партия сказала: НАДО! Комсомол ответил: ЕСТЬ!». Так молодой и   неопытный редактор в моем лице приступил к освоению заводского радиовещания. Серьезную поддержку оказали мне тогда начальник ЦТД Лилия Колисевич (пожалуй, единственная женщина в истории завода, побывавшая начальником цеха), Владимир Горнич и рядовые ребята-электромонтеры. Благодаря их технической помощи и советам, а также поддержке парткома была создана довольно неплохая, по тем временам, радиоредакция, которая транслировала новости, поздравляла со знаменательными датами заводчан, озвучивала праздничные репортажи на первомайских и октябрьских демонстрациях.

Evgeniy1 С улыбкой вспоминаю пятикилограммовый «Романтик» и то и дело норовящую сжевать пленку «Весну» -- магнитофоны, с помощью которых записывались интервью с рабочими и руководителями цехов! Помню, однажды в морозную снежную зиму, по дороге в цех № 6, я упала в сугроб,   а «Романтик» … развалился на две части. Со слезами на глазах, практически   безнадежно, соединила две половинки злосчастного магнитофона, посильнее прихлопнула их, и представьте, заработал потом как новенький!

Фотокор Константин Кот, корреспонденты Анатолий Гринченко, Марина Лисавцова, Наталья Литовченко, секретарь-машинистка Людмила Останина, наши рабкоры и совсем молодой ещё Евгений Зуй (он твердо вознамерился учиться журналистике и старательно стажировался в местной прессе, потом окончил факультет журналистики МГУ им. Ломоносова, работал в «Московских новостях», «Советском спорте», возглавлял отдел спортивной жизни в газете «Известия», писал кинорубрики в «глянцевых» журналах, а нынче вот уже несколько лет «рулит» журналом «PROспорт» и его электронной-версией, являясь его шеф-редактором).

Все мы были дружной семьей, где хватало места и жарким спорам, и задушевным беседам, и застольям по случаю дня рождения сотрудника. Каждый новый день мы с удовольствием отправлялись в любимый «Трубник»: заводская жизнь кипела и находила отображение на страницах родной многотиражки.

Людмила ГЕРАСИМЕНКО (КАТРИЧ).   

AddThis Social Bookmark Button