Андрей Максимов: «Я мечтаю, чтобы каждый из нас перестал искать национальную идею и начал бы работать» Печать
Рейтинг статьи: / 0
ХудшийЛучший 
06.01.2012 08:39
Журналистика – профессия, которой учишься всю жизнь и большая удача узнать что-то новое для себя из опыта профессионалов. Такую возможность предоставили компания ИНТЕРПАЙП и международный конкурс деловой журналистики PRESSзвание: в минувший вторник в конференц-зале Днепропетровской гостиницы Reikartz прошел мастер-класс российского журналиста, члена Академии российского телевидения, радиоведущего, писателя и театрального режиссера Андрея Максимова. Тема: «Как заставить собеседника говорить о том, о чем он говорить не хочет».

dsc03866Разумеется, я не буду в данной статье рассказывать о хитростях интервьюирования и делиться практическими советами по добыче информации – не думаю, что читателю это интересно, так же, как неинтересно, допустим, врачу читать о схемах бухгалтерских проводок в системе «КонсультантПлюс». Но зачастую новая встреча или событие дают возможность по новому взглянуть на привычные вещи, а встреча с интересным человеком – это уже событие.
Я, например, до сих пор не могу понять, как Андрей Максимов умудряется писать книги (издано более 30-ти романов, пьес и учебников), вести несколько телепередач на радио и телевидении (наиболее известные «Дежурный по стране с Михаилом Жванецким», «Времечко», «Личные вещи», «Ночной полет», «Старая квартира»), ставить спектакли (из последних: «Пастух», «Больные люди с добрыми глазами», «Кладбищенский ангел», «Рамки приличий», «Французский бенефис»), преподавать журналистику в Московском институте телевидения и радиовещания, давать мастер-классы в России и в Украине, вести колонку в «Российской газете», выступать на вечерах в роли конферансье, и при этом находить время для отдыха и семьи. Его биография и деятельность лишний раз доказывают простую житейскую истину – нельзя добиться признания и благополучия, лежа на диванчике. В любой сфере, будь то культура, бизнес, журналистика.

Кстати, трехчасовой мастер-класс гуру пера и микрофона начал проводить сразу же после приезда из аэропорта. И навряд ли в этот день это была его единственная встреча.
Из личного: родился в 1959 году, отец – поэт и драматург Марк Максимов, мать Антонина Максимова долгое время работала в Союзе писателей. Жена Лариса Усова работает журналистом, воспитывают шестилетнего сына Андрея. Первое место работы Андрея Максимова – городской московский морг. Там он выдавал заключение о смерти и именно там он впервые слушал рассказы о необычных людских судьбах. Потом работа корреспондентом в «Комсомольской правде», «Собеседнике». В это время заочно учился в МГУ. Учеба с перерывами заняла…14 лет!
Предлагаю вашему вниманию некоторые высказывания Андрея Максимова о журналистике, театре, о себе и дне сегодняшнем.

«Журналистикой я занимаюсь всю жизнь, впервые напечатался в «Комсомольской правде», когда мне было 14 лет. На мой взгляд, журналистика – это ремесло, поэтому гениев здесь не может быть по определению. Есть очень хорошие журналисты, есть выдающиеся, к которым я отношусь с огромным почтением, но в любом случае это, прежде всего, ремесленная работа…».

«Я ночной человек, почти все, что я пишу – пишу по ночам. Я вообще лучше всего работаю ночью. А уж для полетов ночь идеальна. Я всегда хотел быть писателем, всю жизнь. При этом никогда не хотел учиться. Очень плохо учился в школе, в университете. И все неприятные вещи типа уроков и курсовых делал днем. А вечером и ночью начиналось самое интересное – и мои первые пьесы, и первые лирические похождения. Если летать, то только ночью. Потому что тот, кто летает по ночам, тот романтик, а тот, кто летает днем, – тот сумасшедший…».

«У меня в одной пьесе герой говорит, что до 40 лет человек должен понять, по каким законам строится его жизнь, а после 40 лет он по этим законам должен уже жить, и надо перестать искать что-то. Я знаю про себя, что никакие прагматические вещи со мной не пройдут. Мне предлагали не раз заниматься бизнесом, идти в Государственную думу в списках одной из партий…».

«Сейчас я работаю над новым романом, в котором комиссара Гарда посылают на поиски дьявола. Часть романа происходит в будущем, часть –– в средние века. Я почти год изучал историю средних веков. Выясняется, что очень долгое время церковь, например, считала, что колдовства нет.
Если кто говорил, что оно есть, то его провозглашали еретиком. А потом церковь издала указ о том, что колдуны есть. И ересью стало считаться, когда человек говорил, что их нет. Та же ситуация была с дьяволом.

Что касается телевидения, то оно вообще не занимается людьми. Представим себе ужасное: исчез канал «Культура», тогда останется всего две-три программы, которые рассказывают про людей. Почему люди с таким интересом смотрят спортивные соревнования? Потому что там – искренние эмоции, страсти тренеров, спортсменов, болельщиков. Всегда интересен настоящий, живой человек!
Мне кажется, мы уверенно идем к обществу, где люди вообще перестанут общаться. И похоронят себя в Интернете. Поэтому я хотел бы написать историю о том, что если так дальше пойдет, то наше будущее это средние века, но только без человека. Потому что в средние века интерес к человеку все-таки был, жуткий, но был. Не будет искусства, литературы, а будет жизнь миллионов одиночек, которые перестанут интересоваться другими людьми…».

«Программа Тины Канделаки – программа про Тину Канделаки. Это программа про то, как она одета, говорит, удивляется, машет руками. И это очень хорошая программа, но она не про гостя, а про нее. В этом смысле «Детали» принципиально отличаются от «Ночного полета», потому что у нас программа про гостя. И хотя я некрасивый, толстый, лохматый, у меня нет стилистов, нет модной одежды, я не могу рекламировать головные уборы, меня в программе минимум. И в этом секрет нашего долголетия: программу смотрят не потому, что в ней хороший ведущий, а потому, что в ней интересующие людей гости. Я стараюсь никогда не высказывать свою точку зрения, вообще много на программе не говорю…».

Еще раз повторю: эти пятьдесят тысяч должны быть услышаны. Только, несмотря на то, что я не очень хорошо считаю, не вижу оснований полагать, что их большинство.
Вообще мне лично, как мещанину, очень хотелось бы понять: за что именно борется оппозиция? Нет, против чего она борется – понимаю и со многим согласен даже. А вот за что – понять не могу.

Я далек от мысли обвинять оппозиционеров в неискренности. Более того, среди лидеров оппозиции есть лично мне вполне симпатичные люди. Только я никак не могу понять, чего они хотят. Какая у них позитивная программа? Понимаю, что им не нравится та команда, которая сегодня стоит у власти. Но кого они предлагают взамен – понять не могу.
А тут вообще произошла история удивительная. В хорошем, респектабельном журнале были напечатаны матерные слова в адрес одного из руководителей страны. Журнал этот входит в известный издательский холдинг, чьи издания регулярно критикуют власть. Что абсолютно нормально, и никаких выводов до сей поры не следовало. А тут владелец издательского дома выгнал тех, кто ответственен за распространение мата в печати.

Чего началось! Журналисты были объявлены чуть ли не героями, борцами за свободу слова! На следующей неделе мы будем записывать очередного «Дежурного по стране», и я непременно спрошу Жванецкого: почему, если человек выругался матом в публичном месте, его можно за это посадить на 15 суток, а если он способствовал появлению матерных оскорблений в СМИ – то он герой и борец?

dsc03862

Конечно, ругать любую власть всегда приятнее, чем хвалить. Это понятно. Потому что если ты хвалишь власть – ты вроде как подлиза, а если ругаешь – герой. В этом, надо сказать, есть своя логика: потому как если власть работает хорошо – это вроде как нормально. А когда плохо – это вызывает протест. Понимаю. Но откровенно хамить и грубить – зачем?
Московская власть при проведении митинга на Болотной повела себя удивительно правильно и достойно. Мало того, что она перенесла его в более подходящее место, так она еще и организовала переход людей из старого места – в новое. И вообще все организовала так, что митинг прошел без эксцессов. В принципе, это нормально. Но разве не нормально то, что власть разгоняет митинг, который не санкционирован? Почему же в этом случае мы вешаем на нее всех собак, а когда она поступает по-человечески – стесняемся сказать ей «спасибо»?
И мое личное «спасибо» московскому правительству за то, что в день митинга оно посадило всех школьников писать какую-то важную контрольную работу. Потому что детям ходить на митинги не надо – не безопасное это дело. Большинство из школьников, убежден, пришли бы на митинг не по политическим убеждениям, а из любопытства. Хорошо, что удалось избежать провокаций, а если бы не удалось?

Слово «духовность» произносится редко, как правило, политиками на встречах с интеллигенцией, да и смысл его мало кто понимает. «Деньги», «слава» – понятно. «Духовность»... Что-то такое из категории ретро. Вроде слова «достоинство» – кто его сегодня и когда произносит?
Два русских интеллигента, два великих режиссера Алексей Герман и Александр Сокуров вдвоем взяли да и защитили свою киностудию «Ленфильм». Покуда все вокруг говорили, что там, мол, не все так просто, – они взяли и защитили. Спокойно и гордо встали на пути тех реформ киностудии, которые им казались неверными, и – победили. На данный момент, во всяком случае. Значит, в принципе, это возможно?
Не покидает ощущение, что с интеллигенцией что-то не так. Вопросов масса, ответов нет.
Но так хочется их найти!».

Леонид Петришин, фото автора.

 

Статья предоставлена лучшей газетой Никополя — "Проспект Трубников". Подписывайтесь на газету в специальном разделе нашего портала - "ПОДПИСКА", а также во всех почтовых отделениях. Свежий номер "Проспекта" Вы сможете приобрести в точках продажи прессы.

AddThis Social Bookmark Button